/files/0015/57/bb/10001.css /files/0015/57/bb/10002.css /files/0015/57/bb/10003.css /files/0015/57/bb/10004.css? /files/0015/57/bb/10005.css

Ролевая игра "Аркания"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра "Аркания" » Ретроспекция » Большая трагедия‡20 день месяца Первого Зерна 1284 года.


Большая трагедия‡20 день месяца Первого Зерна 1284 года.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1



Дата: 20 дня месяца Первого Зерна 1284 года.
Место и время: Воллбартон.
Участники:
Эдриан Штайн (Елена),
Адель Бранка (Lidia-Lada)

Мастер: FKONE.
Мастеринг: пассивный.

Описание:
Правитель Воллбартона ждет долгожданного отпрыска.

Маски

Эдриан Штайн:

Код:
[nick]Эдриан Штайн[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/6ka8W.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]

Адель Бранка:

Код:
[nick]Адель Бранка[/nick][icon]http://se.uploads.ru/FzNhw.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]

[html]<style type="text/css">
/*Плеер*/
div#r-p6188-1 {margin: 3px auto!important;float:none;}
div#r-p6188-1 #track ul {display: none;}
/*Пост*/
#p6188 .post-author {display: none;}
#p6188 .post-body {margin: 0;border: none;}
#p5735 .post-sig {display: none;}
#p5735 .post-links ul {border: none;}
#p5735 .post-links li.pl-email, #p5735 .post-links li.pl-website, #p5735 .post-links li.pl-quote, #p5735 .post-links li.pl-BBquote {display: none;}
#p5735 .post-content p {text-indent: 0;}</style>[/html]

0

2

[nick]Эдриан Штайн[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/6ka8W.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]
Дом Эдриана Штайна. Дальняя комната
Эдриан Штайн мерил шагами небольшую комнату, изредка прислушиваясь к глухим крикам. Временами он подходил к окну и всматривался в редкие огни города, пока новый, полный страдания вопль не заставлял его вновь ходить из угла в угол.
За окном была ночь, но в его доме никто не спал. Когда крики стихали, в доме слышалась тревожная возня; временами кто-то быстро пробегал мимо двери. Сам Штайн не принимал участия в ночном переполохе, намеренно запершись в дальней комнате. Уснуть он не мог, и сейчас терпеливо ждал, когда пройдёт суматоха, и радостное известие нарушит его одиночество. В этот ночной час в дальнем конце дома его жена разрешалась от бремени долгожданным наследником. Роды были очень трудные, бедняжка кричала от боли, которую никто не мог облегчить; и чтобы не слышать её бесконечных стенаний, Эдриан Штайн покинул супругу.
Наконец устав ходить, он сел в кресло и подпёр широкий лоб. Гримаса отвращения перекосила лицо, когда новый крик, намного громче прочих, вдруг прорезал ночную тишину. Затем всё надолго стихло, и незаметно для себя Эдриан ушёл в воспоминания о собственной жизни.
Он, военачальник Штайн, глава Воллбартона, мог уверенно утверждать, что собственными руками построил свою жизнь так, как хотел. Под его началом сейчас были сонмы солдат, его приказы выполнялись неукоснительно и в кратчайшие сроки; он укрепил мощь Воллбартона и ввел строжайшее военное положение на все подконтрольные ему земли. И теперь, на закате жизни, осталось дождаться появление долгожданного наследника.
Всё, связанное с зачатием его отпрыска, далось военачальнику с трудом. Финал трагедии - трудные роды - был изначально предопределён как логичное завершение целой эпохи его жизни, о которой он не мог вспоминать без доли отвращения. Рок преследовал Штайна с того момента, как он впервые задумался о продолжателе его дела. В юности и зрелости Эдриан испытывал равнодушие к женщинам и не задумывался о браке, полагая, что воинская доблесть и грохот орудий лучше тишины супружеской спальни. И только когда он почувствовал в себе начало старения, когда вдруг припомнил, сколько лет прошло от его собственного рождения - именно в тот момент Эдриан Штайн подумал, что ему необходим наследник. Он женился на чистокровной цвергше, и тщательно выбрал себе будущую жену, словно выбирал лучшее оружие. Его жена была совсем молодой, и не могла полюбить стареющего мужа, но он требовал не любви, а исполнения обязанностей.
И тут его подстерегал страшный удар: у него самого не выходило исполнять свой долг должным образом. В прошлом равнодушный к женщинам, Эдриан Штайн не подозревал о своей болезни, считая, что природа наградила его ленивым темпераментом по отношению к противоположному полу, и только женитьба обнажила перед мужчиной неприятную правду. Раз за разом он предпринимал попытки, часто заканчивающиеся провалом; дошло до того, что Штайну стало трудно возбуждаться, а если это всё же получалось, то он редко доводил дело до финала.
Когда правда открылась ему во всей неприглядности, Штайн испытал болезненную ярость: его самолюбие было сильно уязвлено. Он, глава, воин, привыкший побеждать, получил разгром на супружеском ложе. Всё своё раздражение Штайн обрушил на голову своей жены, хотя она была невиновна в его бессилии; редкие дни обходились без ссоры, Эдриан постоянно оскорблял её, пока жизнь бедняжки не стала совершенно невыносимой. У него резко испортился характер, и стали проявляться самые худшие черты: Штайн сделался гневлив, желчен, морщины теперь не сходили с его лба, а некогда благородные черты лица поблекли. Военачальник постоянно испытывал бессильную злобу, общую угнетённость духа, мысли крутились вокруг одного предмета, сводя его с ума невозможностью что-то исправить. Ему был необходим наследник, но шли годы, а жена никак не могла понести.
Однажды в пылу ссоры женщина крикнула мужу прямо в лицо: "У вас дурное семя! Я рада, что не могу забеременеть!". Услышав это, Штайн отшатнулся, словно его ударили. Мысль, что жена против него, что попрекает его мужским бессилием, невыносимо жгла мозг; тогда он решился сделать всё возможное и невозможное, чтобы перехитрить судьбу и обзавестись отпрыском. Ему нужно было посоветоваться с верным помощником, Адель Бранкой, которая умела держать язык за зубами. Пожалуй, Бранка была единственной, кому Штайн мог доверить свою тайну, но другим он не сознался бы в ней даже под пытками. Военачальник ничего не ответил жене, а поспешно вышел из её комнаты.
После его ухода женщина расплакалась. Она сожалела, что оказалась несдержанной на язык, но ссора довела её до признания. Женщина давно подозревала, что с её мужем что-то не так. Спокойный в начале их супружеской жизни, Эдриан Штайн последние годы стремительно менялся, пока однажды бедняжка не догадалась, что соединена браком с безумцем. Безумие было посеяно в нём еще до рождения на свет, но долгие годы дремало, как дремлет зернышко озимой пшеницы, дожидаясь теплых дней. Глубоко уязвлённое самолюбие, вызванное поражением военачальника, пробудило зерно сумасшествие, и оно бросилось в безудержный рост. Женщина замечала всё это, и радовалась тому, что у неё нет детей.
Однако Штайн решил иначе. Он военачальник, и не привык отступать ни перед чем; будет нужно - он взнуздает злой рок и заставит судьбу поступать так, как хочет он, Эдриан Штайн. Посоветовавшись с Бранкой, он прибег к дичайшим способам укрепления силы. По его приказу составлялись снадобья из странных компонентов, совершались удивительные и жестокие обряды. Штайн сделался суеверным и стал прибегать к мистериям. И скоро это принесло плоды: женщина забеременела.
Узнав радостную весть, Штайн испытал гордость от своей победы. Теперь его отношение к жене изменилось - он стал более спокойным, ссоры сделались редкими, да и сам Эдриан предпочитал уходить, если чувствовал наступающий разлад. Теперь его желанием стало не причинять вред будущему наследнику, а то, что у него родится именно наследник, военачальник не сомневался - обряды были проведены должным образом, чтобы у него родился мальчик. Он насмехался над судьбой, которую всё же сумел перехитрить. Приступы ярости теперь не так часто преследовали его, и временами Штайн вновь чувствовал душевное спокойствие, давно им забытое. Пожалуй, только сегодня, в двадцатый день месяца Первого Зерна, он снова ощутил отголоски былого раздражение, и вызвано оно было криками его жены.
Быстрее бы всё кончилось, подумал Штайн, мочи нет слышать эти бесконечные вопли. Скорее бы постучались в дверь с радостным известием, и тогда он придет в комнату, где мучилась его жена, и возьмёт в руки пищащий комок, сосредоточие всех его чаяний и надежд. Но всё, что он может сделать сейчас, это сидеть и ждать, когда завершится величайшее таинство - рождение его сына.

Отредактировано Елена (10.10.2017 13:29:51)

+1

3

Ночь была какая-то совсем паршивая. Женщина ворочалась на скромного вида кровати. Ей досаждали крики. А она просто хотела спать, но мысли, а особенно крики,не давали покоя.
Вопли означали, что пророчество, о котором ей говорили может быть ошибочно, потому что если так дело пойдет, то отпрыск появится на день позже.
"Ну сколько можно? Неужели дама такая слабая и не может родить ребенка?"
Сон как рукой сняло. Она встала с постели и начала одеваться. Если жена правителя все еще кричит, то он свое так и не получил.

Адель была единственной, кто знала всю историю своего повелителя. Лишь ей он доверился сполна. Он рассказал о своих проблемах. Тогда Господин Штайн решил найти любой выход. Задачей боевой подруги было и хранить тайну, и начать поиски панацеи. Это очень льстило. Но потом её просто обуяла злость. Бранка любила битву, любила ощущать оружие в руке, чувствовать бушующую кровь в венах, экстаз победы и похвалу начальства. Почему воин и убийца должен заниматься такими бредовыми делами? Но потом шаман ей сказал о пророчестве. Если упустить все дурацкие слова и прочие обороты, то ясно было одно: ребенок, родившейся сегодня, станет сильным правителем. Он во всем переплюнет своего отца и от него будет зависеть судьба всей Анкарии.
Сначала Адель не придала этому значения, но она видела в какое чудовище превратился её командир. Женщина понимала, что безумец на троне способен окунуть государство в бездну. В какой-то момент Бранка позволила себе подумать о том, чтобы избавить Воллбартон от обузы. Убийсто - это её профессия, её призвание. Она делала это легко, непринужденно, а главное - чисто.
Но потом ей пришла идея куда интереснее - "А что если склонить наследника на свою сторону?" Тогда у неё будет свой правитель в кармане. Она может обучить его, и даже заставить "подвинуть" отца...

Эта ночь могла изменить жизнь командира, военачальника и правителя Воллбартона в одном лице. Он мог хоть немного стать прежним. Настоящим воином, твердыи и непоколебимым, таким, каким он был так давно... Но вместе с этим мысли о том, как можно перекроить государство роились в голове помощницы Эдриана Штайна. Она умело это скрывала. Напустив на себя самый спокойный вид воительница постучалась в дверь, за которой решил укрыться от криков жены правитель Воллбартона.
- Господин, можно войти?
[nick]Адель Бранка[/nick][icon]http://se.uploads.ru/FzNhw.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]

+1

4

[nick]Эдриан Штайн[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/6ka8W.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]
Дом Эдриана Штайна. Дальняя комната.

Странное дело - в дверь постучались, но женские крики не стихли. Эдриан поднял с кресла своё грузное тело.
- А, это ты, Адель, - произнёс он, повернув ключ и увидев за порогом свою помощницу, - Входи, я запру двери. А я решил уж было, что мне принесли хорошие известия.
Штайн снова уселся в кресло, тревожно и хмуро взглянул на часы:
- До срока остается полчаса. Роды начались ранним утром, и до сих пор ничего не продвинулось. Ты знаешь, наследник должен появится сегодня, а моя жена оказалась слишком слабой для той женской работы, которую последняя моя подданная выполнит легко. Если через двадцать минут она не разрешится, отдай лекарям приказ, чтобы прибегли к помощи ножа. Она не может родить, ну что ж, пусть вырежут младенца.
Военачальник обратил тяжелый взгляд на свою приближённую, чья фигура едва была видна в дрожащем пламени огарка. Черные тени сгустились в углах комнаты, и освещен был лишь малый круг стола, где стоял подсвечник, и сам мужчина в старинном кресле.
- Ты знаешь, Бранка, в Воллбартоне в последний год набрали силу раздор, шатанье, - пожаловался он своему личному убийце и исполнителю тайных дел, - я уж не раз слышал шепотки, что слишком стар для власти. Но ничего, я проживу ещё достаточно, чтобы передать трон преемнику одной со мной крови. Мне нужен сын, живой и невредимый, а эта женщина никак не может разродится! Ещё чего доброго, она повредит ребёнку, тогда беда: я не молод, и мне уже не зачать ещё одного младенца. А если некому будет передать власть, начнётся смута, знатнейшие роды сойдутся в драке, деля мой трон как собаки кость; утопят в крови и государство, и столицу. Этой ли участи мы хотим для Воллбартона?

Отредактировано Елена (09.10.2017 14:27:02)

0

5

Дом Эдриана Штайна. Дальняя комната.

При начальнике полагается стоять в стойке "смирно", пока не прозвучала команда "Вольно". Даже в неформальной обстановке рефлекс работал как часы. Бранка лишь позволила себе приблизится к столу на два шага.
Адель не была приучена вести себя фривольно с мужчинами, тем более с командиром. Все эти "сюси-пуси", соблазнительные жесты и прочие глупости были Бланке также чужды, как и умение пользоваться косметикой. Непостоянный огонек от подсвечника вылавливал на лице женщины шрам, что тянулся от левого угла рта и по щеке. Он был боевым отличием. Эльфийка бы уже давно попыталась избавиться от него, считая его уродливым, но для Адель это было напоминание о том, что она выжила в неравном бою. Свет свечи создавал иллюзию, при которой лицо женщины казалось еще более суровым и шрам от ранения вообще казался глубокой трещиной. Волновал ли внешний вид помощницы самого Эдриана Штайна? Адель была полностью уверена, что нет.
- Как прикажете, Господин Штайн. Но ваша жена, скорее всего, не выживет. - ни вздоха, ни сочувствия. Голос ровный и безэмоциональный. Будто все, что происходит не удивляет её. А должно? - Она уже целый день кричит и тратит силы. Вы готовы пожертвовать ею, верно? - Адель лишь хотела убедиться в том, что уже и так знала.
Женщина привыкла не додумывать, а получать четкие указания, чтобы потом не оказаться самой крайней и виновной во всех бедах. Хитрая, изворотливая, но надежная для Штайна, она выполнит приказанное, даже если кто-то умрет.
Когда разговор зашел про положение дел в Воллбартоне, Адель слегка занервничала. Действительно, цверги высших сословий шептались. Ей это тоже не было на руку. Многие замечали, что что-то не так, но не могли понять. Бранка могла бы подлить масла в огонь и пускать слухи, но это было опасно. Лучше придерживаться более удобного и безопасного плана. Тем более смена власти может отодвинуть Бранку от престола далеко назад и не факт, что новый правитель вообще подпустит её к себе.
- Те, кто имеют меньше власти, или не имеют её вовсе, всегда шепчутся, пускают слухи, подрывают авторитет. Сейчас действительно наследник утрет нос всем недоброжелателям.
[nick]Адель Бранка[/nick][icon]http://se.uploads.ru/FzNhw.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]

+1

6

[nick]Эдриан Штайн[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/6ka8W.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]
Дом Эдриана Штайна. Дальняя комната.

Штайну что-то почудилось в голосе Бранки, вроде как едва заметное замешательство проскользнуло в нём, но чуткое ухо правителя уловило перемену. И так хмурый, он еще больше сдвинул брови - огонек свечи сделался совсем слабым, а проклятая цвергша словно специально спряталась в тени, и её положение в комнате теперь едва можно было угадать. Прирожденная убийца, Адель Бранка в ночное время всегда носила тёмную одежду. Штайну вдруг на мгновение показалось, что Бранки уже нет в том углу, где, как он думает, она стоит; там только черные тени, а женщина сейчас тихо подкрадывается к нему со спины, готовясь нанести удар ножом в шею. И представил он себе это так явно, что пот выступил на спине.
- Подойди ближе, к свету, - буркнул Штайн, - От кого ты там прячешься?
Он внимательно рассматривал женщину: да, опасна. Хитра и очень опасна, как кобра в прыжке; и очень полезна ему. Давно миновало то время, когда они с Бранкой встретились впервые, но все эти годы Штайн ни на минуту не пожалел, что приблизил к себе Адель. Она выполняла те поручения, которые он не мог никому больше доверить, выполняла чётко и не задавая лишних вопросов; он сделал Бранку своей правой рукой, ей открывал самые доверительные свои тайны. И очень хотел узнать, какие мысли скрываются под её выпуклым лбом.
- Нельзя недооценивать своих врагов, - возразил он на замечание Бранки, - Это сейчас они шепчутся, но стоит чуть зазеваться, как они перейдут к решительным действиям.
Штайн поманил рукой Бранку, предлагая ей подойти ближе.
- Ты понимаешь, что нужен наследник. Я ведь пекусь не о себе, а о спокойствии в государстве. А что касается жены... ну не выживет, что же, Воллбартон важнее жизни какой-то женщины, пусть даже это моя супруга. Нет, Бранка, я был неправ, когда предлагал тебе идти к лекарям, эти недоумки сделают только хуже - слухи усилятся. Ты сделаешь это сама, в одиночку. Твой правитель приказывает тебе, иди и исполни. Помни, что до срока осталось пятнадцать минут.
Теперь между ними стало еще одной тайной больше, подумал Штайн, сколько их уже скопилось, этих тайн. С каждым годом груз содеянного всё больше давил на плечи.
- Ступай! И сделай то, что должна сделать.
"Но почему я услышал замешательство в её голосе?"

Отредактировано Елена (11.10.2017 19:46:09)

+1

7

Женщина подошла. Нервозность и злость её повелителя и так готова была выплеснуться в любой момент и на кого угодно. Ей не составит труда выполнять его приказы.
На утверждение повелителя Бранка задумалась. Она вспомнила несколько покушений на его жизнь.
- Да, Вы правы. Бдительность терять нельзя никогда. Но Ваше положение в государстве они не способны оспорить. Это играет Вам на руку. А вот с появлением наследника могут случиться проблемы. Возможно недоброжелатели захотят навредить ему.
Но, кажется, сам Эдриан Штайн об этом тоже думал.
Правитель поманил женщину-убийцу к себе и приказал сделать работу. Самую важную работу в его жизни и жизни Адель. Но чертовка никаким способом не выдавала своего нарастающего нетерпения. Все её планы тоже включали наследника. Потом Бранка отдала честь и поспешила исполнить приказанное.

В какой-то момент, уже идя по коридору к источнику этих непрекращающихся воплей она пережила ужас. Лишь мгновение. Ей придется убить беззащитную женщину. Возможно она и сама умерла бы... Это сожаление длилось секунду. После этого Адель открыла дверь в комнату.
- Всем выйти! - скомандовала она.
Ей попытались пояснить, что ей надо покинуть помещение.
- Наследнику может повредить вся эта ваша возня. Раз уж вы не способны ничего сделать, то это сделаю я. - Бранка достала нож из ножен. На лезвии играли лучики света от свечей.
Женщина угрозами выпроводила всех и подошла к жене Штайна. Смотреть в глаза очень не хотелось. Эта красавица ничего не сделала, но Адель никогда не пробирали до этого дня умоляющие взгляды тех, кого ей приходилось убивать. Все они просили оставить им жизнь. Но этот взгляд заставил Бранку пошатнутся. В нем была просьба о прекращении страданий.
- Ничего личного. Я сделаю все быстро. Но ты, скорее всего, умрешь.
Основы медицины знают все. Беда лишь в том, что без помощи магии при такой операции женщину не спасти. Единственный маг, который мог помочь был выдворен Штайном из Воллбартона.
Роженица что-то пыталась сказать в перерыве между стонами и криками. Она жадно глотала воздух и её губы дрожали. Некогда красивые волосы взмокли от пота.
Убийца наклонилась и услышала мольбы об убийстве. Значит взгляд действительно был истолкован верно. Осталось решить: убить её после процесса или до, или вообще оставить умирать. Будь Адель более чувствительна к другим существам, то она бы выполнила просьбу до начала самой операции по извлечению наследника, дабы страдающая получила упокоение. Но Бранка была другая. Чужие страдания её не интересовали вовсе. Какое ей дело до того, что эта дамочка потерпит еще немного?
- Прости, подруга. Моя задача обеспечить жизнь вашему отпрыску.
С этими словами убийца приступила к выполнению задания. Разрезая живот, ковыряясь во внутренностях жертвы Бранка испытала жутчайшее отвращение. Все же убивать одним ударом насмерть куда приятней. Все эти внутренности и кровь... Одно дело, когда они на поле боя, но сейчас ситуация была по сути мерзкой.
Сноровка убийцы делала свое дело - ребенок не получил ни одной царапинки. Этот мокрый, окровавленный материнской кровью комочек был ловко вынут. Мать взглянула на дитя и даже обрадовалось, что оно закричало. Как хорошо, что она внимательно слушала лекарей в свое время и все предусмотрела. 
Но Адель испытала шок.
- Девочка! - это был шепот, чтобы никто за дверями не услышал этого. Иначе поползут очередные слухи.
Подержать малышку маме она не дала. Перевязав и перерезав пуповину, подручная правителя укутала комочек в подготовленное одеяло и поспешила к Штайну. Ничего не сказав ожидающему персоналу за дверями Бранка бежала.
"Что делать? Что, мать его, делать?!" - билась мысль в мозгу женщины. Надежды рухнули. Она не виновата, конечно,
но вдруг Штайн сделает виновной её? Адель обдумывала свои дальнейшие действия. Она прикидывала пути бегства если безумство её повелителя перейдет все границы.
"Может сказать, что ребенок умер? Но тогда папочка захочет видеть труп. Это идея!"
Адель Бранка остановилась и посмотрела на малютку. Если уронить сейчас малявку или просто задушить одеяльцем, то никто ничего не заподозрит. Женщина сощурила глаза и стала похожа на хищника.
"И все же живая, она еще может мне пригодится... Возможно."
[nick]Адель Бранка[/nick][icon]http://se.uploads.ru/FzNhw.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]

+1

8

[nick]Эдриан Штайн[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/6ka8W.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]

Надеюсь, я увижу, что мой сын окажется достойным правителем, думал Штайн, ходя из угла в угол. Бранка только что покинула комнату, а он не мог сидеть спокойно и вскочил. Волнение начало обуревать его, усугубившись при одном воспоминании о словах Бранки. Ничего, говорил он себе, я не допущу, чтобы мой наследник пострадал от недоброжелателей, а их полно, я знаю, всех их знаю; я проживу достаточно долго, чтобы сын окреп и стал уже опорой мне. А пока этого не случилось, я смогу противостоять его и моим врагам, у меня ещё полно сил...
Эти мысли непрерывно крутились в голове Эдриана Штайна, пока он в одиночестве ждал возвращения верной Адель Бранки. Военачальник не раз ловил себя на том, что с трудом удерживается от недостойного занятия: Штайну хотелось тайком прокрасться к комнате своей жены и подслушать, что же там происходит. Лишь опасение навсегда уронить себя в глазах челяди останавливало его от опрометчивого шага. Он бросал нетерпеливые взгляды на циферблат часов, едва видных в угасающем свете, и тут же забывал сколько прошло времени с ухода Бранки; он мерил шагами комнату, сжимая при ходьбе кулаки, чтобы не разразиться бесполезными проклятиями - таким долгим казалось ему отсутствие посланницы. Затем, резко остановившись, чутко вслушивался в наполнявшие дом звуки, пытаясь по ним угадать происходящее. Оборвавшиеся женские крики обрадовали его неимоверно. "Скоро, уже скоро, вот сейчас", - пробормотал Штайн, потирая руки. Утихший крик означала, что Бранка выполнила его поручение. Он мысленно попытался представить себе, сколько времени ей понадобится, чтобы прийти сюда с младенцем - и по всему выходило, что она уже должна быть тут.
Наконец он услышал шаги - кто-то быстро приближался к дверям его комнаты. Штайну прислушался, но не услышал никакого звука, что мог издавать младенец. "Это она! Пришла!" Подскочив к двери, он рывком повернул ключ и распахнул створку, и тут же шаги стихли.
Штайн выглянул - Адель Бранка с чем-то, укутанным в одеяло, стояла так далеко от двери, что он удивился. В коридоре кроме них никого больше не было, слуги чувствовали нервозность военачальника и попрятались. Ничего еще не понимая, Штайн сделал несколько шагов к женщине, смотрящей на молчаливый свёрток на своих руках.
- Что? Он жив? - волнение перехватило горло и звуки получились хриплыми. Штайн вдруг подумал, что с ребенком что-то неладно, а может от мертворожденный, и испугался.

+1

9

Женщина замерла. Страх скользкой змеей ползал под одеждой. Он уже показывал картины неминуемой расправы с Бранкой. Но за что? Разве её вина, что этот мужик оказался неспособен сделать все, как надо. Или, может, звезды не так стали? Тьфу! Ересь какая про звезды!
- Господин... - Адель собиралась с мыслями. - Ребенок жив, но...
Как так случилось, что именно ей пришлось участвовать во всей этой чехарде? Зачем она ввязалась в такую авантюру? Но тут ответ был очевиден. Власть - это риск. Хочешь идти к власти, тогда умей поставить все на кон и при проигрыше достойно себя вести. Ничего не сделаешь - от женщины не зависел пол ребенка, но раз уж этот злосчастный сверток на её руках - отвечать ей. Надо было делать ноги, но по расчетам Бранки еще раз можно было рискнуть.
"Да ты же, черт возьми, самая матерая убийца! А стоишь и мямлишь перед Господином, как застенчивая девственница!" ругала себя помощница правителя.
А Штайн... он выглядел таким жалким, что все самые нежные чувства, которые могли быть у Адель Бранки, в один голос кричали, что нельзя было разочаровывать Господина. Какая сентиментальная чушь!
Женщина вдохнула и выдохнула прогоняя временную слабость духа. Это всегда помогает. Вспомнив, кто она и какой её статус Адель спокойно сказала:
- Но это девочка.
Голос получился таким же твердым и спокойным, как всегда. Но из-за озвучивания неприятного факта, казалось воздух стал горячим и обжигал женщину. Ей не хотелось смотреть в глаза Господину и она опустила взгляд в пол, как и положено тем, кто провинился.
- Простите меня, пожалуйста. - тихо сказала она. То ли страх диктовал это, то ли правила субординации.
Теперь от Адель ничего не зависело. Вот недавно она была самой важной в жизни Штайна, а теперь она теряла свои позиции. Ей следовало разозлиться, но женщина продолжала вести себя спокойно. Годы тренировок, закаленная в бою воля - все играло сейчас на руку Бранки. Правильное поведение могло её спасти.
[nick]Адель Бранка[/nick][icon]http://se.uploads.ru/FzNhw.jpg[/icon][dossier] [/dossier][sign]Я знаю цену... истинную цену личности.[/sign][status]Сила и власть[/status]

0


Вы здесь » Ролевая игра "Аркания" » Ретроспекция » Большая трагедия‡20 день месяца Первого Зерна 1284 года.