/files/0015/57/bb/10001.css /files/0015/57/bb/10002.css /files/0015/57/bb/10003.css /files/0015/57/bb/10004.css? /files/0015/57/bb/10005.css

Сыграй пока ждешь

20
48

Ролевая игра "Аркания"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра "Аркания" » Творчество игроков » Нежданный подарок судьбы‡Фанфик по видеоигре Tekken.


Нежданный подарок судьбы‡Фанфик по видеоигре Tekken.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://forum4.ru/i/blank.gifНежданный подарок судьбы

Статус: В ПРОЦЕССЕ
Автор: Lidia-Lada
Бетта: Алан
Гамма: FKONE
Вселенная: видеоигры серии "Tekken" (Tekken-6, Tekken-7).
Персонажи: Дзин Кадзама/ОЖП, Дзин Кадзама, ОЖП и другие из канона
Рейтинг: PG-13.
Жанр: экшн (action), психология, философия, AU, попаданцы.
Размер: Миди.
Краткое описание: Обычная студентка с огромным плакатом любимого персонажа на стене однажды при странных обстоятельствах попадает в так горячо любимый ею мир.
Посвящение:
- VicInHorror (за все хорошее, что делает этот человек в моей жизни),
- M.R Leshka (за вдохновение и приятные беседы на тему Tekken'а)
Предупреждения: ОЖП, элементы гета.
Разрешение: кому это надо? Но если вдруг - сначала спросите.
Другие публикации: ficbook.net ninjaturtles.ru fanfics.me archiveofourown.org turtlepower.ru litnet.com author.today

http://s5.uploads.ru/otC0m.jpg

От автора: Работа родилась случайно. Понимаю, идея попаданчества совершенно не нова. Но, лично мне, было интересно обследовать образ персонажа, который мне не нравился. И если уж я влюбилась в него по уши, то только в процессе написания работы=) Так что осторожно, героиня может быть заразной=)

P.S.: ОЖП введена в мир так, чтобы не менять кардинально то, что уже произошло во вселенной Tekken'а.
P.P.S.: Я сделала

промо-арт героини
­­­Lidiarts

http://sg.uploads.ru/t/az45o.png
http://s3.uploads.ru/t/ixHZX.jpg

P.P.P.S.: Эти ссылки на игрофильмы (первые три главы происходят до Tekken 6) я даю не ради того, чтобы схалявить и чего-то не писать в фанфике мол: "Смотрите и увидите". Нет, я так не работаю.
Например в Tekken 6 главными героями можно считать Ларса и Алису, но фанфик не о них, и я не ставила задачу показать особенности их сюжетной линии и отношений.
Поэтому эти материалы даны для того, чтобы желающие могли разобраться в происходящем и полюбоваться на некоторых героев.
Tekken 6 Игрофильм серия 1 - https://www.youtube.com/watch?v=0H8_W_Cmq5g
Tekken 6 Игрофильм серия 2 - https://www.youtube.com/watch?v=7dxppsO5-Vo
Tekken 7 Игрофильм - https://www.youtube.com/watch?v=prx5RMuEQ2E


[url&#p6323-2]#p6323-2[/url]http://forum4.ru/i/blank.gifСодержаниеhttp://forum4.ru/i/blank.gif

1. Гик или фанат не хуже безумца
2. Тяжело в учении,..
3. ...легко в бою?
4. -
5. -
6. -
7. -
8. -
9. -
10. -

[html]<style>.punbb .post-content p {padding-top: 0.5em!important;}</style>[/html]

0

2

http://forum4.ru/i/blank.gif
Гик или фанат не хуже безумца

***
Итак, все случилось в один из мрачных дождливых дней. Девушка сидела за компьютером и пыталась писать курсовую работу. Ключевое слово «пыталась». А все потому, что в голову лезли совершенно другие мысли. Начнем с того, что ей совершенно не нравилась тема работы, но руководитель был непреклонен.

— Ты отличница, справишься, — приободрил он свою студентку. Но ей казалось, будто над ней жестоко посмеялись, и хотелось, чтобы профессор сказал: «Дорогая, это была шутка. Вот теперь можешь выбрать настоящую тему работы». Но нет, жестокая реальность была беспощадной.

Студентке следовало провести кучу расчетов, чтобы доказать одну математическую теорию. Зачем же она за это взялась? «Нужно было идти в какой-то другой ВУЗ», — думалось в паузах между набором текста из черновиков, испещренными формулами и пояснениями.
Взгляд плавно скользил по экрану, потом по столу, но, ни за что не зацепившись, устремился на стену и наткнулся на большой плакат с изображением красивого парня. Девушка долго искала изображение в хорошем разрешении, дабы широкоформатная печать не испортила все мельчайшие детали.

«Жаль, что ты лишь порождение фантазии разработчиков», — грустно вздохнула барышня в такт своим мыслям. Мама давно говорила, что пора вырасти из этих детских штучек, но студентка была непреклонной. Она понимала, что, не являясь эталоном современной красоты, вряд ли добьется успеха у противоположного пола и после неудачного, еще школьного, опыта вовсе не желала тесно общаться с молодыми людьми, а блестящая карьера в какой-то крупной IT-компании казалась скорее выдумкой окружающих, даже с учетом её высокого интеллекта. Девушке хотелось чего-то другого. Ей всегда казалось, что она лишь по какой-то дурацкой ошибке родилась совершенно не там. Хотелось влиять на судьбу мира, быть в центре временного шторма и лишь своими действиями вершить историю. А какая роль была уготована ей? Лишь винтик в огромном механизме общества, лишь деталька в компании. Любые её личные заслуги будут отданы руководству, а ей придется остаться ни с чем. За неприметным обликом и явным интеллектуальным потенциалом скрывалось множество других качеств, но этого никто в упор не видел.
На месте девушки другие бы, возможно, комплексовали, но она не стеснялась того, что была обладательницей неброской, но в то же время притягательной, внешности. Фигура пышки бывала объектом обсуждения у окружающих, но совершенно ненадолго. Причем, в первую очередь, всему виной были все те пирожные и булочки, которые девушка себе позволяла. Нет, избыточным весом она не страдала, но худощавой стройной подтянутой фигуркой, увы, похвастаться не могла.
Тем не менее характер девушки отлично гармонировал с её именем. Она была нетороплива, спокойна и, что удивительно, грациозна. Тем не менее она умела молниеносно реагировать на меняющуюся ситуацию и перевоплощаться. Ей всегда одинаково легко давались точные и гуманитарные науки. Но вместе с этим чрезмерная чувственность, неосторожность, стремление разрушить сложившиеся стереотипы в одежде, прическе, поведении, морали не раз доставляли много неприятностей родителям и учителям. Этот дух противоречия и свободы от навязанных ценностей всегда помогал барышне добиваться успеха. Близкие не раз отмечали девушку, как человека понимающего и чуткого, способного помочь окружающим, если они попали в беду, порой даже забывая о самой себе. Кроме этого она была талантлива, о чем свидетельствовали расписанная посуда в серванте, которую никак не хотела раздать в добрые руки её мама. А еще девушка была очень упертой и решительной: все знали, что если она что-то сказала, то она это сделает, а если отказала, то на то была веская причина.

С плаката исподлобья смотрел симпатичный парень со сногсшибательной… харизмой. И атлетической фигурой, от которой, наверно, у любой представительницы слабого пола дрожь пробежит по телу. Взгляд его карих глаз прошиб девушку насквозь. Казалось, он наблюдает и сурово смотрит на неё, якобы укоряя за то, что она позволяет себе отлынивать от задания. Мол: «У других тоже проблем хватает».

Девушка моргнула, и марево исчезло. Двадцатиоднолетний — если верить сценаристам Namco — парень снова казался обычным изображением. Он обхватил запястье одной руки другой, будто поправляя красную перчатку перед боем. Его мышцы напряглись так, что выступили жилы. Студентка поражалась такой детальности анатомии и в то же время такой гиперболизации образа.
Лицо юноши — это вообще была отдельная тема. Суровый взгляд раскосых глаз дополнялся характерными для этого персонажа и его семьи, густыми черными бровями с ярко выраженным изломом. Правильный нос, удлиненное лицо с чуть заостренным подбородком.

Девица была не из тех някающих на каждом шагу созданий, которые млели от аниме и манги, и не вздыхала по восточным актерам. Но этот персонаж немыслимым образом покорил её сердце.
Девушка не удивлялась популярности этого персонажа среди фанатов, но её выбор был продиктован чисто интуитивно и сугубо субъективно. Сверстницы не понимали увлеченность подруги видеоиграми такого формата.

— Ты вообще себе так парня не найдешь, — вздохнула Даша.
— Это не есть величайшая проблема в жизни. Вот уравнения Навье-Стокса — это действительно беда. Хорошо, что нерешенные математические задачи не станут нашим заданием в ближайшие… много лет.
— Да-да, знаю, ты пойдешь на программиста в свою… — подруга махнула рукой на плакат, — ну где этих твоих красавцев создают.
— Namco? Да! Я хочу стать разработчиком игр…
— А мне хватит работы в ИТ-отделе. И реальные парни куда интереснее, — многозначительно сказала подруга.
— Не начинай… — девушка закрыла лицо рукой, ей предстояло выслушать о любовных похождениях подруги.

Черные короткие волосы, забранные вверх и назад, были оформлены в причудливую остроконечную прическу. «Это же сколько надо геля и лака, дабы поддерживать такой имидж в реальности», — мимолетом подумалось девушке. Кокетливая челка из отдельных прядей притягивала взгляд. Юноша действительно был красив. А при вспышке молнии его образ казался еще загадочнее. Гром же добавил моменту некую грозность.

Студентка встала и подошла к плакату. Она отмасштабировала печать так, чтобы юноша был такого же роста, как было заявлено его создателями — 183 сантиметра. Он был выше неё на голову. Девушка вздохнула, закрыла глаза, удержав слезу. «Почему в реальности не существует таких парней?» Тут же в голову полезла шальная мысль, которую просто невозможно было удержать. Девушка, не открывая глаз, дотронулась до руки своего любимого персонажа. Внезапно ей показалось, что она действительно ощутила тепло и рельеф бицепса. Широко распахнув глаза, барышня часто задышала. «Причудится же такое!»

А тем временем состояние на мониторе не изменилось. В документе курсор настойчиво и требовательно мигал, принуждая продолжать работу. Студентка горько вздохнула, вернулась за стол, потерла лицо руками и приступила к прерванному занятию. Только руки коснулись клавиатуры, как вспышка молнии снова ярко осветила комнату, а потом в очередной раз прозвучал гром.

Дальше произошло что-то очень странное, момент растянулся длинной в вечность. Девушка беспомощно наблюдала, как по кабелю со стены идет разряд, но ничего не успевала делать. Разряд приближался к компьютеру, и тот красиво заискрился, выпуская фонтан переливающихся разноцветных искр. Клавиатура заполыхала странными огнями, обжигая подушечки пальцев.

Дальше наступила глубокая, непроглядная, тяжелая темнота.

***
Перед глазами все плыло, сливаясь в бесформенное пятно из цвета и света. Девушка часто моргала, стараясь сбросить пелену с глаз, но удавалось это с трудом, а вскоре пятно начало обретать четкость. Прислушавшись к своим ощущениям, барышня поняла, что тело в порядке и, кажется, ожогов не было.
А тем временем перед глазами вырисовывалось какое-то лицо. Хотелось смахнуть навязчивую завесу. Студентка протянула вперед руку, но та предательски дрожала. Некто схватил девушку за ладонь и заговорил приятным голосом.

— Можешь встать? — спрашивал незнакомец.
— Нет. Можно мне еще чуть-чуть полежать? — выговорила девушка, отмечая, что её голос звучал немного осипло, и пересохло во рту. — Можно мне воды?
Некто исчез из поля зрения, а потом кто-то бережно приподнял непослушное тело, а губ коснулась холодная фарфоровая поверхность.
— Спасибо… — протянула девушка.
Зрение возвращалось уже стремительнее. И когда аморфный мир превратился в четкую картинку, молодая особа смогла разглядеть незнакомца.
— А-а-а! — закричала она.
— Что такое? — испугано спросил юноша, оглядываясь.
— Ты… ты… не может быть, — забормотала девушка. — Я сплю. Я точно сплю. Этого просто не может быть, — тараторила она под нос так, будто увидела какую-то нечисть.
— Успокойся, — молодой человек сурово прекратил бессмысленный поток слов.
Девушка замерла с открытым ртом, продолжая хлопать глазами.
— Что тебя так напугало? — в голосе звучали серьезность и обеспокоенность.

— Ты — Дзин Кадзама! — выкрикнула девушка. Она бегло оглядела одеяние Дзина и отметила, что черная рубашка отлично сидит на нем. Значит, он уже победил в пятом турнире.
Юноша только пожал плечами. Кто же его не знал после захвата власти в Дзайбацу «Мисима»? Девчонка показалась ему странной.

Молодой человек опять осмотрел незнакомку. Невысокого роста, русые волнистые волосы, беспорядочно торчащие во все стороны, глаза серого цвета, вздернутый нос, чуть полноватые бедра и есть животик. Да, она не была японкой. Точно европейка.
«И как её сюда занесло?» — задался вопросом Дзин Кадзама. Единственное, что он знал, что нашел её в своем додзё в бессознательном состоянии.

— Все верно.
— Нет! Это не просто странно. Это невозможно! — девушка села и посмотрела на своего любимого персонажа еще внимательнее. Он был точно таким, как в её воображении, спровоцированном изображениями, нарисованными художниками.
Сам же юноша молчал, испытующе смотря на девушку, которая уже начала казаться ему ненормальной.

— Понимаешь, ты не настоящий…
— На, проверь, — Дзин протянул руку, несильно сжал запястье девушки он провел её ладонью по предплечью своей второй руки.
— Это просто сон. Я не знаю что произошло, но ты — лишь персонаж моей любимой игры.
— Наверно ты просто сильно ударилась головой, — сказал Дзин, вставая.
— Но я все про тебя знаю! И не только про тебя!
— Да? Например? — последние слова девушки насторожили молодого человека. Внезапно он подумал, что она может быть шпионкой. Он резко встал и отошел на безопасное расстояние.
— Ты — сын Дзюн Кадзама и Кадзуи Мисимы. Ты прошел долгий путь… — последовала небольшая пауза. — Сначала ты нашел своего дедушку Хэйхати Мисиму, и он продолжил тебя тренировать семейному стилю каратэ Мисима. Потом в девятнадцать ты дрался с Огром, Богом войны, на Турнире, чтобы отомстить ему за свою мать, хотя её судьба на самом деле неизвестна.

Девушка тараторила все на одном дыхании, а когда воздух заканчивался, то глубоко вдыхала, собираясь для новой очереди словесного пулемета. Ей казалось, что напоминание о матери задевает парня. Она заметно напряглась, ожидая вспышки гнева, и чисто инстинктивно немного отодвинулась.

— После этого дед приказал убить своего единственного внука. Его штурмовой отряд расстрелял тебя, а контрольный выстрел сделал сам Хэйхати. — Видеовставка из третьей части серии игр всплыла перед глазами настолько отчетливо, будто девушка сама была очевидицей произошедшего. — Вот именно в этот момент пробудилось то, что дремало внутри…
— Ты ничего об этом не знаешь, — сквозь зубы сказал Дзин и повернулся спиной. Он закрыл глаза и вспомнил это неприятное чувство, когда темнота ползет изнутри и обволакивает каждую клеточку тела.
— Ошибаешься, я знаю о тебе все… — девушка внезапно запнулась и осмотрелась. — Подожди секунду.

Незнакомка замялась, не то вспоминая что-то, не то сопоставляя данные. Дзин испытующе смотрел на неё. Он обдумывал, как поступить со своей находкой. Можно было просто выслушать, а потом свернуть шею, можно было отдать её на растерзание чокнутым ученым, или просто казнить посредством расстрела. А ведь зачем Дзину свидетели? Возможно эта барышня была самой настоящей шпионкой. Может враги уже посылают молоденьких девочек выполнять какие-то задания.
Но все это не вязалось с болтливостью этого горе-создания. Кто бы в здравом уме послал на задание девчонку, совершенно не имеющую бойцовских навыков. Последнее Дзин различал с первого взгляда. Он всегда оценивал людей по шкале угрозы, которую они могут принести. Эта девушка либо действительно попала сюда случайно, либо обладала исключительными талантами.
В любом случае, спешить с расправой Дзину не хотелось. Тем более он мог позволить себе хоть какое-то развлечение.

— Да, верно. После Брисбена ты снова прибыл на турнир, но в седьмом раунде ты должен был встретиться с Кадзуей и был захвачен в плен отрядом Хэйхати. А когда твой отец пытался отобрать у тебя жизнь и потерянную частичку Дьявола, ты, сопротивляясь тьме, победил — и Кадзую, и Хэйхати — обоих своих врагов. Но твоя темная природа взяла верх снова. Появившийся дух матери не дал тебе потеряться в темном естестве твоего второго «Я».
— Ты не могла это знать! — закричал Дзин, еле сдерживая гнев. Такие вещи никому не были известны. Он никому и никогда об этом не рассказывал!
— Это и есть мое главное доказательство того, что я знаю о вашем мире куда больше. Ты будешь слушать?
— Говори, — голос прозвучал с нотками приказа. Сложенные на груди руки не предвещали ничего хорошего. Он испытующе смотрел сверху вниз.
От этого взгляда девушка поежилась, и голос её немного задрожал:
— А тогда ты очнулся в лесу. Тебя мучили кошмары и видения, мрачные желания существа по имени Азазель, но ты тогда про него еще не знал.

Юноша проснулся от собственного крика. В округе никого не было. Огонь в лачуге потух, и его бил озноб. Капли холодного пота скатывались со лба. Дзин не верил, что он способен на такое. Он превратился в жуткое демоническое существо с крыльями и с кристаллом во лбу на манер третьего глаза.
— Дзин? — Сяою протянула дрожащую руку к нему. — Что случилось, Дзин?
И в этот момент из сверкающего желтого «глаза» вырвался пучок энергии, и устремился к бывшей однокласснице. Сяою закричала в агонии, её кожа на лице и открытых участках тела сначала обуглилась, обнажая слой мышц, но потом и они осыпались пеплом. Лишь секунду скелет стоял в защитной позе, а потом с глухим перезвоном рухнул на землю.
Этот кошмар и прочие, похожие на него, мучили Дзина каждую ночь. То он убивал Сяою, то Шина, то Хвоаранга, то Кадзую вместе Хэйхати, то мать — друзей и врагов, близких, и не очень, людей. Кошмары не давали ему спать. Дзин не сдавался. Он продолжал закалять свои тело и разум, но Дьяволу мирная жизнь была не по душе. Чтобы хоть как-то утихомирить свою темную сторону, желающую сражаться и побеждать, Кадзама отправился на пятый Турнир…

— Когда ты улетел с Хонмару, то «Корпорация G» сбросила роботов серии «Джек» на додзё. Хэйхати приготовился драться, как Кадзуя неожиданно положил ему руку на плечо. Они переглянулись и безмолвно заключили временное перемирие.
— Ты откуда это знаешь? — Дзин взглянул на девушку, пытаясь разглядеть, не потеряла ли она остатки рассудка.
— Это вступительный ролик к пятой части игры! — возмутилась девушка. «Нахал. Чертовски сексуальный нахал!» — подумала она про себя.
Дзин нарочито громко вздохнул и покачал головой. Он задумался, а стоит ли продолжать этот разговор. С другой стороны, а чем еще заняться, пока он дожидается доклада Нины.

— Да ты себе представить не можешь! — протараторила девушка. — Сын и папа действовали симметрично. Ближайшие роботы упали от удара кулаком наотмашь. Кажется, называется тэтцуи еко-ути, но я не уверена.
Дзин сощурился, скептически глядя на незнакомку. «Ого! Даже такие слова знает».
А тем временем голос девушки вдруг изменился наполнившись энтузиазмом:
 — Дальше по всем законам кинематографии камера показала, как Кадзуя и Хэйхати принимают боевые стойки, а потом крупный план лица Кадзуи, — девушка закрыла глаза на секунду, чтобы оживить воспоминание. — Далее он нанес удар по корпусу Джеку, который помчался на него. Черная металлическая оболочка и электронная начинка рассыпались, будто робот был стеклянным, — по тому, как голос стал еще более восторженным, а глаза заблестели, можно было понять, что барышня решила вставить свое мнение. — Вот смотришь на такое и думаешь: «Вот это мощь!» — дальше девушка снова продолжила рассказ, активно жестикулируя: — А Хэйхати нанес удар основанием ладони в сторону другого Джека, и поток воздуха раскрошил его туловище. Потом последовал феерический удар головой, и третий противник отправился в полет как раз ровно в сторону Кадзуи. Тот перехватил в полете Джека за ногу, раскрутил и отбросил на наступающую толпу его собратьев, раскидывая их, как кегли. На Кадзую сверху уже летел еще один противник. Мощный апперкот заставил того поменять направление. И как раз в этот момент Хэйхати подпрыгнул и с разворота нанес пару ударов ногами. Когда он приземлился, ему пришлось… — вдруг девушка заметила скучающий взгляд Дзина и осеклась, — Ой… Ну в общем, Кадзуя в итоге толкнул отца в жаркие объятия Джеков, а сам с ухмылочкой на морде лица исчез в проломе стены. Джеки взорвались.
— Ты закончила? — терпению Кадзамы постепенно приходил конец.
— Да! То есть нет! Ох, Дзин, это было здорово. На сцене появился Дзимпати, твой прадедушка. Его освободила эта случайность. Он захватил власть над дзайбацу «Мисима» и объявил новый турнир.
— Его долго считали мертвым, — утвердительно кивнул Кадзама.
— И он сам же сказал, что умер, но демон завладел его телом. Турнир нужен был, чтобы самый сильный боец сразился с ним и победил. Подарил избавление, так сказать, — с воодушевлением лепетала незнакомка, перебирая от волнения пальцами прядь волос. — В итоге именно ты освободил прадедушку от зла, которое несколько десятков лет мучило его в темнице.
— Все было не совсем так, — возразил Дзин, но девушка его перебила.
— Детали не важны. Важно то, что ты стал во главе дзайбацу «Мисима». И именно ты посеял смуту, террор и боль по всей планете. Твои действия ускоряют пробуждение Азазеля…
Дзин нахмурился, а его голос стал похож подобно грому:
— Откуда ты знаешь про Азазеля?!
— Я ролики на YouTube смотрела, — девушка подняла руки в оборонительной позиции. — Но сама не играла, поэтому тонкости твоего правления не знаю… — вдруг она замялась. — Знаю только, что ты провозгласил независимость, объявил войну всему миру, начал захват стратегически важных ресурсов…
— Ты осуждаешь меня? — грозно спросил Дзин, приподнимая одну бровь.
— Нет, я считаю, что ты не мог иначе. Твой отец не настолько силен, чтобы взять столь огромную ответственность…

Дзин снова отвернулся, глядя в окно небоскреба. Практически никто его не понимал. Ни Нина Уильямс, служившая ему верой и правдой, выполняя приказы. Ни Эдди Гордо, который ради спасения жизни своего учителя делал свою работу. Ни Ларс Александерссон, самый лучший из Отряда Теккен, организовавший Сопротивление. Ни «Корпорация G», ни остальные. Что уже говорить про Кадзую? Молодая копия своего отца, приправленная дьявольским геном.
Встреча с Азазелем принесет Дзину смерть, но вместе с этим успокоение. Возможно, его будут вспоминать тираном, но он уничтожит древнее зло и Дьявола навсегда.

— Зато он ловко воспользовался ситуацией и «Корпорацией G». Теперь общественность поддерживает Кадзую.
— Удивительно. Кто же твои информаторы? — Дзин все еще не верил ей.

Могла ли она его винить его в этом? По сути девушка обнажала своими словами всю подноготную этого проклятого рода. Каждое слово, словно яд, разъедало сердце и пробуждало гнев.

— Создатели компьютерной игры.
— А Хэйхати жив?
— Я не играла последние две игры. Но там он точно есть. Ясно одно — тебе предстоит сражение, и погибнет много людей, если не разыграть карты правильно.
Лицо Дзина чем дальше, тем сильнее приобретало суровый и мрачный вид.
— Откуда ты все знаешь? — сквозь зубы выговорил юноша. На его торсе и лице начали возникать черные линии, а во лбу загорелся кристалл. Он схватил девушку за плечо одной рукой и с легкостью поднял над землей и приблизил к своему лицу. Наслаждаясь вспышкой страха Дьявол сказал:
— Ты шпионка Кадзуи? Признавайся! — последнее слово прогремело в ухо девушки.

— Нет! Отпусти меня! — закричала она, пытаясь ударить юношу, превращающегося в Дьявола. Она махнула ногой, но тот ловко поймал её второй рукой. После этого он отшвырнул девицу так, будто она ничего не весила. Крылья красиво разложились за спиной, и Дзин-Дьявол уже собирался взлететь, но девушка простонала:
— Стой! Ты должен кое-что знать!
— Неужели? — ухмыльнулся Дьявол заглядывая себе через плечо.
— Я долго думала, как можно было тебе помочь… Не уходи, — жалобно прозвучали слова. Девушке действительно было больно встретиться с колонной спиной. Она постаралась встать, обнимая свою опору так, будто она могла ей чем-то помочь. — Дай сказать, и тогда можешь уйти… Или я уйду, если смогу? — растерянно пролепетала она.

— Я тебя слушаю, — проговорил Дзин, меняя свою форму.
«Видимо, он все же уже учится себя контролировать», — подумала девушка.
— Секунду… — прошипела незнакомка, отпустив колонну, тут же потеряла равновесие и увидела, как пол стремительно приближается к ней. Закрыв глаза, она уже заранее ощущала как больно каменные плиты впечатаются в её лицо. Но это не произошло, пол замер в последний момент, а потом исчез во тьме.

***
Второе пробуждение было куда хуже первого. Теперь болели спина и голова.
— Ты явно переборщил… — с укором произнесла девушка, когда перед её взором опять предстал Дзин.
— Да, — без выражения ответил Кадзама, сидя на полу рядом. — Я тебя слушаю.

— Когда я познакомилась с играми в жанре файтингов, то первой был «Теккен-3». Это игра, в которой дебютировали ты и твоя трагическая история. Признаюсь, я долго не могла решить, кто мне больше нравится: ты или Хворанг.

Дзин ухмыльнулся. Этот рыжеволосый кореец был для него занозой в одном месте, но тем не менее вызывал уважение. Немногие могли победить Дзина, а Хворангу это удалось. Их отношения можно было считать практически дружескими.

— Но твоя история и твой боевой стиль мне пришлись по душе больше.
— Все это звучит, как чушь. Ты просто отвлекаешь меня, пока придут основные силы Кадзуи, — Кадзама не спрашивал, он утверждал.
— Нет. Прости. Это моя вина. Я не подумала, как это звучит. На твоем месте я так же себя чувствовала…
— Давай ближе к делу, — перебил Дзин девушку.

***
Дзин молча слушал незнакомку. У неё было очень странное имя — Томила. Старославянское по её словам имя. Оно означало, что девушка была родом из России или близлежащих стран. Но она отлично владела японским. Когда Дзин это ей сказал, то Томила удивленно уставилась на него.
— Я говорю на своем родном языке. И это русский.
— Определенно нет, — отрицательно покачал головой Кадзама.
— Возможно, — вдруг лицо девушки прояснилось, — это свойство вашей вселенной действует и на меня.
— Какое свойство? — с интересом спросил молодой человек.
— Понимаешь, — начала жестикулировать Томила, — в игре почти каждый персонаж разговаривает на языке, который соответствует его национальности или месту проживания… Но все друг друга понимают…
Кадзама нахмурился.
— Что такое? — спросила девушка.
— Томила, мне не нравится, когда ты говоришь о нас, как о каких-то персонажах. Будто мы неживые и не реальные.
— Ага! — кивнула девушка, — Если это мой сон или бред, то эта реальность реальна до тех пор, пока я не очнусь.
— А если ты не спишь? — с вызовом спросил Кадзама, хмурясь еще сильнее.

Девушка посмотрела на него и подавила желание коснуться его лица, дабы разгладить морщинки. Виртуальная любовь всей её жизни сидела рядом, была осязаемой, даже пахла каким-то странным почти неощутимым, но очень приятным для обоняния, сладковатым запахом мускуса. Девушка не решалась спросить, считая это нетактичным, но подумала, что мускус может быть следствием измененного Дьяволом генома Дзина.
«Возможно, так и пахнет Дьявол?» — подумала Томила, но тут же поймала в голове другую мысль: «Боже, как он хорош…»

— Ты отклонилась от темы, — Кадзама резко выдернул девушку из мира грез.

Они уже шагали по лабиринту коридоров, но им не встретилось ни единой живой души. За весь разговор молодой человек бросал на Томилу заинтересованные взгляды. Они скользили по лицу, шее, по разрезу топа и изгибу тела, удачно подчеркнутого штанами с завышенной талией. Что-что, а свои грудь, бедра и животик девушка умела удачно «упаковать».
Томила определенно ему понравилась, но с учетом того, что Дзин не ставил своей целью в жизни иметь какие-то отношения, то и отмахнуться от пикантного образа ему было достаточно легко. Больше всего его останавливала… ненормальность девушки, которая упорно считала себя попаданкой в мире видеоигры.

— Кстати, ты так красочно описываешь бои. Сама-то умеешь драться? — с учетом того, что девушка не смогла дать отпор Дьяволу, ответ был очевиден. Да и явно бросалось в глаза её телосложение с неярко выраженными мышцами.
— Увы, нет. Но ты это и так знал, правда? — Томила остановилась и игриво заглянула в глаза юноше. Ей пришлось поднять голову и смотреть снизу вверх. А потом она опустила взгляд на свои ступни, а плечи безвольно поникли.
— В чем дело?
— Я всю жизнь мечтала изучать боевые искусства… — девушка мечтательно посмотрела куда-то вдаль. — Сначала знакомый одолжил мне кимоно, так как я хотела пойти на дзюдо.
Дзин смерил Томилу взглядом снизу вверх и обратно.
— Тебе определенно нужно подкачаться. Броски, болевые приемы и удержания требуют наличия силы.
— Спасибо, умник, — съехидничала Томила, — Я и сама знаю. Но учитель уехал, оставив секцию на кафедре физкультуры. Отдел кадров вскоре решил, что можно сократить эту должность, а руководство согласилось, — девушка вздохнула. — А потом я хотела хотя бы сама что-то сделать и пыталась тренироваться, дабы, хотя бы, сесть на шпагат…
Кадзама ничего не говорил, но вопросительный взгляд четко иллюстрировал его мысль.
— Но мне не хватило выдержки. Плюс, я травмировала ногу, — добавила Томила, а потом засмеялась, — и перешла на пончики с конфетками, заедая свое горе. Сладкондо — это очень вкусно.

Дзин искренне рассмеялся. Не так, как на экране — фальшиво, еле приподнимая уголки губ — а широко, запрокидывая голову.
Его смех был не звонким, а более глуховатым, но мягким. В этот момент юноша совершенно не казался одержим внутренними демонами.
Девушка украдкой посмотрела на него, прокручивая в голове их разговор. Не ради повторения информации, а смакуя каждый звук, произносимый Дзином. Его голос был мягким и бархатным. Даже, когда он злился, слова трансформировались в поистине прекрасные звуки.
Томила раскраснелась, поймав себя на неприличной мысли.

— А потом?
— А потом нога восстановилась и я думала, что пойду на капоэйру, потом — на тхэквондо, потом — на ушу. Но родители не дали денег.

Дзин никогда не отличался болтливостью, поэтому просто давал девушке говорить и практически не перебивал. Тем более она знала о нем почти все, а он хотел уравновесить ситуацию. Он удивлялся насколько притягательной была его собеседница. Не безмозглая болтушка: с ней действительно было интересно говорить. Её голос звучал ровно и уверенно. Томила располагала к себе, заряжая позитивом и искренностью. Она высказывалась прямо и не вытаптывала круги вокруг до около.

— «Не женское это дело — драться», — говорили они, — Томила закончила свой небольшой рассказ, добавив яркую нотку раздражения в конце.
— В корне не согласен, — возразил Дзин. — Женщине идет отличная физическая форма.
— Мне некуда деваться. Пока я учусь и не зарабатываю, то диктовать условия не могу, — пожала плечами девушка, потупила взгляд.
Внезапно Томила истерически расхохоталась, чем повергла Дзина в неловкое положение. Он действительно растерялся, не зная, как реагировать на происходящее.
Поймав непонимающий взгляд, девушка тут же опять стала серьезной:
— Я так говорю обо всем, будто еще вернусь.
— Но если вдруг вернешься? — сощурил глаза Кадзама.
— Да, мы можем воссоздать условия. Параметры молнии сложно определить с точностью, но еще одна молния, попавшая в компьютер, вполне могла бы отправить меня домой, — начала рассуждать будущая программистка. — Но я не хочу, — утвердительный кивок подтвердил твердое намерение девушки.
— А чего ты хочешь?
— Тебе помочь. Должна быть от меня хоть какая-то польза… — сказала Томила вслух, но продолжила мысль лишь у себя в голове: «Тем более я всегда мечтала сделать что-то грандиозное».
— И?

А дальше Томила рассказала о том, что, по её мнению, может помочь Дзину.

***
— Это безумие, — сказал Кадзама, рассекая воздух рукой, дабы остановить девушку. Он снова вгляделся в лицо Томилы.
— Тем оно и хорошо.
— Ты не понимаешь. — он закрыл глаза с выражением сочувствия на лице к интеллектуальным способностям девушки, — Как можно такое делать, не зная, сработает ли план?
— А как можно продолжать просыпаться каждый день, не зная, что будет дальше? — вопросом на вопрос ответила девушка. — Мы просто делаем то, что считаем нужным или правильным. А дальше пожинаем плоды этого.
— Ты можешь погибнуть, — грозно и недовольно прозвучал голос Дзина.
— Если ты меня не обучишь, то именно так будет. В любом случае, — Томила сделала паузу. — Мне здесь не выжить. А ты, определенно, не станешь меня спасать.
— Но я могу, — возразил Дзин, а потом мысленно отвесил себе подзатыльник.
— Взглянем правде в глаза… Я буду тебе обузой, если придется нянчиться со мной. А если придется выбирать, то ты мной пожертвуешь, — девушка развела руки в стороны, — Я вообще удивляюсь, что ты до сих пор не отдал меня своему отряду на расстрел.
— Почему? — шикарная густая черная бровь с изломом поползла вверх, а девушка еле удержалась, чтобы не захихикать.

Дзин был поражен таким прямым ответом. В голосе Томилы не звучало обиды или укора. Она просто принимала происходящее как данность, просто констатировала факт того, что Дзин был способен быть жестоким или заставлял других делать такие вещи. Она просто принимала его таким, каким он был. Её не пугал Дьявол. И чем дальше, тем уверенней она становилась. Доводы о её полезности были убедительными. Его же действительно забавляло происходящее.

Томила и сама удивилась тому, как легко признает факт ничтожности своей жизни в руках этого необычного человека. Хотя что странного в обычном благоразумии? Девушка отлично понимала, что вся эта мировая машина проедется по ней и даже не заметит. Стоило ли кричать несущемуся на неё танку о каких-то моральных принципах или чести?
Хотя, опять, она понимала неверность некоторых своих суждений.

Дзин был человеком чести. Просто он пошел путем сопротивления и ввязывал в семейные дрязги весь мир. Но стоило ли его винить в этом? Он лишился матери задолго до того, как окрепла его жизненная позиция. Честь закалить характер юноши выпала самому Хэйхати, и он воспользовался этим сполна. У старика не было даже частички любви, поэтому он и терпел неудачу за неудачей: сначала с женой, потом с сыном, приемным сыном, внуком, потерял дзайбацу «Мисима». Отличный воин и стратег, но абсолютно бесчувственный. Дзин стал бы таким же, если бы не его мать. Она поселила в сердце мальчика искорку любви и сострадания к ближнему. Именно эта мамина любовь стала причиной такого сильного внутреннего конфликта. У Кадзуи таких проблем не было, он просто принял Дьявола в свои объятия так легко, как никого больше в жизни, он искупался в темной мощи этой сущности и всплывать уже не хотел. Поэтому Дьявол не противился.
Но Дзин ненавидел дьявольскую сущность. Он боролся. Всегда и во всех формах, каждой клеточкой своего измученного тела, каждой фиброй своей души. Он жил в агонии, хотя никто так и не увидел этого. Жизнь научила его крепко держать маску на лице. Любая слабость стоила бы ему жизни — Если бы не убили люди, то Дьявол поглотил бы целиком.

— Для тебя месть — важнее всего. Ты поверг весь мир в ад ради неё.

Парень открыл рот и тут же закрыл его. Она была права. Настолько права, что он хотел даже возненавидеть себя еще сильнее. Но она не осуждала его. А просто констатировала факт так, будто все было обычным и нормальным.
Многие воспылали ненавистью к Дзину за его поступки. Он никогда не станет оправдываться, хотя знает, что выбирал между меньшим и большим злом. Если вдруг ему придется предстать когда-то на суд — людской или Божий — он с чистой совестью заявит, что делал все, что мог и считал нужным.

— Обучи меня! — требовательный голос заставил Дзина опять взглянуть на девушку. — Обучай так, как считаешь нужным.
— У нас мало времени. Кадзуя Мисима уничтожит мир раньше.
— Тогда мне нужен экспресс-курс, — воодушевилась девушка. — Тогда воспользовавшись еще и моими компьютерными талантами ты проникнешь в «Корпорацию G».
— Предлагаешь себя в качестве моей помощницы?
— Нет, в качестве куска глины, из которого сможешь слепить бойца, защищающего тебя.
— У меня есть Нина, — Дзин сложил руки на груди, показывая, что ему нужно что-то более весомое.
— Ага, но её ты терять не захочешь, зато меня тебе совершенно не будет жалко.
«Даже не верится, как я отлично высказалась-то!» — с сарказмом про себя подумала девушка.
— Тебе так не терпится умереть? — приподнял бровь юноша.
— Нет. Но умирать, так с музыкой. Понимаешь, я всегда ощущала, что обыденность не для меня. Лучше прожить в разы меньше, но ярко. Я мечтала про приключения, про боевые искусства, про сражения.
— Будет сложно. Я не буду тебя жалеть.
— И пусть, — кивнула Томила. — Все равно я могу оказаться неплохим активом, который поможет тебе победить.

Звучало так, будто девушка добровольно согласилась стать инструментом, орудием Дзина. Брови Кадзамы снова и снова ползли вверх от удивления «Вот так просто? До чего безрассудная девчонка!» — подумал он. Но если задуматься, то что ей оставалось? Сбежать и умереть под каким-нибудь завалом или быть расстрелянной при уличных разборках.

Томила повернулась спиной, дабы скрыть свое смущение. Она просто хотела быть ближе к своему герою и помогать ему. Эта честь была недосягаема в прошлом, но теперь, когда выпал шанс, девушка не хотела отступать. Зачем прятаться и надеяться, что тебя кто-то спасет, если можно сделать самой все для своего спасения. Томила хотела ощутимо поучаствовать в жизни мира, если не своего, то уж точно мира Дзина. Хотя, впрочем, если все было сном, то причин переживать вообще не было.

▲ Содержание

0

3

http://forum4.ru/i/blank.gif
Тяжело в учении,..

***
Сколько дней, недель или месяцев длилась тренировка, девушка потеряла счет. Дзин выделил ей небольшую комнату. Он позаботился, чтобы она имела все необходимое, но жить пришлось почти что по-спартански. Все вещи умещались в шкаф и тумбочку, а спать приходилось на узкой, но достаточно мягкой кровати. В комнате было небольшое окно, открывавшее вид на город. Дверь слева вела в совмещенный санузел.
Главная штаб-квартира была не только эпицентром огромной финансовой и военной машины, но и служила домом для многих сотрудников. Объявленное Дзином военное положение не позволяло отлучаться главе дзайбацу «Мисима» надолго, поэтому жить было легче не где-то в поместье или квартире в городе, а в самом центре.

Томила заснула крепко, на утро её разбудил будильник.
— Еще немножко… — пробурчала она. Девушка смутно начала вспоминать вчерашний день и первое, что пришло в голову — это то, что ей приснился удивительный сон.

Она видела Дзина рядом, как родителей, преподавателей и подруг каждый день. Ей так хотелось пищать от удовольствия. Не каждому фанату или гику везет пережить такое реалистичное сновидение. Томила вспомнила его прикосновения. Он был так близко, такой теплый, такой отстраненный, окутанный легким флёром… Объект всех её девичьих фантазий. Но она никому не расскажет о них, а ему тем более, если когда-нибудь снова увидит его во сне. Суровый, жесткий Дзин Кадзама точно не потерпит истекающих слюнями и вешающихся на шею дурочек. Томила изучала персонажа не раз, пытаясь составить его образ.
Кадзама был добр и сдержан, но последние два года измучили его. Неутомимая борьба и ненависть оставили глубокий отпечаток в душе, заставив стать замкнутым.

Девушка открыла глаза и увидела потолок. Обычный потолок. Хотя совсем не обычный, а с покрытием под металл. Глаза расширились и взгляд опустился ниже.
«Вчерашнее не было сном!» — с изумлением на лице Томила вскочила с кровати.
Реальность обрушилась с новой силой. Может она просто сошла с ума? Девушка замерла, прислушиваясь к себе. Никаких других личностей и голосов не звучало. «Мда, а кто сказал, что они должны быть?» — подумала девушка.

— У тебя пять минут на приведения себя в порядок, — суровое лицо Дзина, который стоял в дверях, заставило Томилу выйти из ступора.
«Руки сложены на груди, глаза сощурены», — констатировала она факт, быстро окинув взглядом Кадзаму. «Чем он недоволен?» — задумалась девушка. Челюсть Томилы медленно поползла вниз. «Шевелись, дура!» — мысленно отвесив себе пощечину она умчалась в ванную.

Недовольство Дзина не исчезло, но маска равнодушия тут же удобно устроилась на лице. Кадзама молча вышел. Вчера он показал, где находится додзё.
«Если Томила не дура, то не заблудится», — подумал Дзин, удаляясь по коридору. Не пристало главе дзайбацу водить ученицу за ручку.

Он никогда еще не был в роли учителя. Ученика — да! Сначала у мамы, потом у дедушки, потом — в Австралии в Брисбене. Лишь кажется, что учить легко. Дзин обдумывал с чего стоило начать. Девушка взрослая и понять некоторые вещи ей куда проще. Но зато куда хуже обстоят дела с растяжкой и мышечной силой. Тем более все эти тортики Томилы, о которых она так рассказывала… Диета ей сулила однозначно.
Дзин вынул коммуникатор из кармана и вызвал к себе несколько человек. Его ученые сами все просчитают. В который раз он отметил, что позитивным моментом его положения есть возможность не делать ту работу, которую он не хочет делать.
«Зачем утруждать себя?»
Но всего, что касалось его самого — от зубной щетки до планов по захвату мира — он делал сам. Он не доверял свою жизнь никому, даже Нине. И он точно знал, что не доверит её Томиле. Её предложение было интересным, но Дзин точно знал, что все сделает по-своему.

***
— Нина, мне нужна группа ученых для нового проекта, — начал разговор Кадзама, сидя в кресле, подперев голову кулаком.
— Я слушаю, — отозвалась Уильямс, оторвавшись от планшета в ожидании указаний.
— Специалист в области химии, специалист в кибернетике и электронике. Возможно понадобятся нанотехнолог, генетик, антрополог, биоинженер, — спокойно начал перечислять профессии Дзин.
— Что же это за проект? — с недоверием покосилась на Дзина Нина.
— По сути небольшой, хотя и трудоемкий. Найди ученых и собери их в конференц-зале.

***
Дзин почтил Алтарь Кёкусин поклоном, выполнив все ритуалы, и расположился на полу в сэйдза, традиционной японской позе для сидения.
Додзё располагалось почти на вершине здания. Оно было большим и выполненным в традиционном японском стиле. Стены украшали картины, а потолок орнаменты. По обе стороны от Алтаря стояли манекены и постаменты со снаряжением и оружием. В этот традиционный букет элементов органично вписывалось электрическое освещение в виде длинных ламп, спрятанных за фальшпанелями и карнизами. Мягкий свет заливал все пространство, и совершенно не резал глаза.

Сердцебиение Дзина выдавало волнение по поводу первого занятия. Ему хотелось показать себя отличным сэнсэем. Он полночи обдумывал о том, какой стиль больше подойдет Томиле. Девушке могло быть сложно освоить его собственный стиль, требующий огромной физической силы.
Кадзама прикрыл глаза и начал медитировать. Даже несколько мгновений медитации способны успокоить ум и показать верный путь.
Дзин медленно вдохнул воздух и вспомнил, как впервые мама его начала тренировать. Небольшая поляна в горах недалеко от дома была усеяна цветами. Солнышко щекотало нос, уши, щеки. Маленький Дзин хотел в этот день пойти искупаться в озере, но ему приходилось изучать движения, повторяя за мамой. Завидев бабочку, которая невесомо опустилась на ближайший цветок. Мальчик протянул к ней руку и тут же получил по ней шлепок.
— Не отвлекайся. Ученик должен слушать своего учителя, — сурово говорила мама Дзюн, но глаза её улыбались.

Дзин понял, что нужно делать. Он просто мог повторить все то, что когда-то делали его учителя. И добавить что-то свое, в конце концов. Не существует единого шаблона поведения для любого типа людей.

Парень открыл глаза, бросил взгляд на часы и определил, что его видение продлилось меньше минуты. А потом удивился, что Томила явилась как раз вовремя.
— Фух, успела, — выдавила из себя девушка, пытаясь восстановить дыхание. Раскрасневшиеся щеки, расширенные зрачки… Дзину показалось, что даже с такого большого расстояния он слышит, как громко стучит её сердце.
«Да, работка будет та еще», — мысленно прокомментировал ситуацию молодой человек. Зато вслух громко скомандовал:
— Стой!
— Стою… — девушка замерла в неестественной позе с поднятой одной ногой. Ей это показалось забавным, и она захихикала.

Но Дзин это не оценил. Он равнодушно объяснил ей еще раз правила поведения в додзё, которые она отлично запомнила еще вчера, но нарушила сегодня. Волнение девушки ощущалось настолько сильно, что, казалось, его можно было потрогать рукой.
Одежда для тренировки, которую прислуга принесла вечером в комнату, хорошо села на фигуру Томилы. Это было черное кимоно кумитэ, изготовленное из легкой ткани. Оно было предназначено для боя и отлично подходило для новичков. Одежда дополнялась белым поясом — каратэ оби — который имеет в каратэ символическое значение. Белый — это цвет невинности. Это означало, что Томила не имеет никакого ранга, она — новичок, она — та, «чья чашка пуста», она — человек мало знакомый с техникой каратэ.
Но этим экипировка не заканчивалась. Защита состояла из синих накладок на руки, полуфутов, щитков на голени и протектора для груди.

Дзин с интересом оглядел девушку.
— Не ожидал, что ты оденешься правильно, — язвительно произнес он.
— Я умею читать статьи и смотреть фильмы, — огрызнулась Томила не желая терпеть его насмешку. Она так мечтала о боевых искусствах, что изучила множество публикаций на эту тему, просмотрела множество фильмов с изумительными мастерами боевых искусств и просто чертовски прекрасными каскадерами. Хотя Томила четко понимала, что теория сейчас ей мало чем поможет. Но разве что её жалкие попытки растянуться на шпагат или подкачать пресс.

Далее Дзин устроил девушке разминку, попутно определяя её уровень владения своим телом, его пластичность и силу. Вывод был вполне ожидаем.

***
Томила потеряла счет времени, потому что её верным спутником стала боль. Физическая. Она застилала пеленой глаза, стирала границы дней и ночей, притупляла любые чувства. Девушка просыпалась, вставала, ела, тренировалась, засыпала — все сопровождалось невыносимой болью.

Дзин не давал Томиле спуску. Из додзё она часто уходила ползком или вовсе в бессознательном состоянии её уносила прислуга, потому что от усталости она засыпала на ходу. Кадзама считал, что такой стресс поможет ей быстро достичь хоть какого-то результата. Он дозировал нагрузки, но не жалел девушку, постоянно балансируя на грани её возможностей.

Томила стонала, всхлипывала, обливалась потом, кровью и слезами. Она выползала с постели, но приходила на занятия. Дзин же больше не посещал её комнату с утра, чтобы позвать на тренировку.
— Если ты не придешь, то я сочту, что ты снова сломалась и нашему сотрудничеству придет конец, — спокойно сказал Кадзама в начале обучения и намекая на неудавшиеся попытки девушки в её прошлом.
И он был прав. Тратить время на того, кто не хочет совершенствоваться попросту бесполезно, а в случае Дзина даже опасно.

Однажды Томила попыталась возразить учителю и в наказание лишилась кровати. Та уступила место циновке. Привыкшая к мягкому матрасу девушка с ужасом наблюдала, как служащие Дзина уносят её ложе — единственный островок удобства.

Могла ли она винить Дзина? Нет, он делал то, что обещал. Делал из неё собранного, сильного бойца, как она сама и попросила.
А чувствовал ли Дзин угрызения совести? Нет, он делал то, что обещал. Нельзя стать воином без суровой дисциплины.

***
Девушка подошла к двери, держась за стену одной рукой, она приложила вторую к панели на стене. Оказавшись за порогом, она упала на колени и поползла к спальному месту. Мышцы болели. Нет, они не просто болели. Казалось тысяча игл пронзили тело, а невидимое садистское устройство выворачивало каждое волокно каждой мышцы наизнанку, словно гурман накручивает спагетти на вилку.
Томила знала про механизмы и химические реакции в организме. Сейчас она проклинала молочную кислоту, себя, жизнь и самого Дзина. Знания мало помогали, сейчас ей приходилось испытывать адскую боль. Сцепив зубы, девушка закрыла глаза, пытаясь уснуть. Но боль назойливым роем гигантских мух не давала этого сделать. Слезы катились из глаз на подушку и затекали в уши. Теперь еще и к боли добавилась резь глаз — спать хотелось неимоверно. Сон — это лучшее лекарство, но заснуть не давала проклятая боль. Томила заскулила, хватаясь за бицепс, и попыталась его помассировать.

Дверь с шумом открылась. Девушка привыкла, что Кадзама на своей территории делает, то хочет. Томила замерла и прекратила стонать, закусив губу.
— Перетрудилась? — спросил Дзин. — Лови жаропонижающее, — сказал он и бросил пластиковую баночку Томиле.

Время, казалось, замерло, а потом начало двигаться очень медленно, будто кто-то сначала нажал на паузу, а потом решил покадрово посмотреть фильм. Девушка видела, как лекарство летит в неё. Оно продолжало медленно приближаться. Томила подняла руки, чтобы поймать баночку, но та внезапно больно впечаталась в лоб. «М-да». Желания катастрофически не совпали с реальностью.

— Я же сказал, лови, — ухмыльнулся Кадзама.
— Закрой дверь с той стороны! — закричала девушка, но ей так показалось. На самом деле она всего лишь выдавила из себя эти слова, вызвав новую ухмылку у Дзина.

Томила усвоила урок. В додзё ОН — её учитель, и она относилась к нему с уважением. Но находясь в комнате, она позволяла себе огрызаться. Это хоть немного позволяло почувствовать себя не совсем беспомощной — эдакая защитная реакция.

Дзину же нравилось такое положение вещей. Многие работники молча выполняли его указания. Лишь приближенные, как Нина Уильямс, вели себя с ним естественно. Но в рамках своих должностей они не нарушали правила субординации.

Когда Дзин победил Хэйхати, ему прошлось завоевывать авторитет. Те, кто трепетали перед бывшим главой дзайбацу «Мисима», начали расслабляться. Дзин Кадзама устроил разбор полетов. Он не только применил финансовые штрафные санкции, но и закрепил их эффективным физическим воздействием. Избитые сотрудники сильно не пострадали, но их нрав явно стал куда менее крутым.

«Что поделать, если сейчас все в этом мире решает сила?» — грустно подумал Дзин. Его голову не оставляла мысль, что его мать не одобрила бы такое поведение. Но был ли выбор в самом деле?

Дзин прекрасно скрывал свое удивление. Томила, которая сначала как собачка заглядывала ему в глаза, превращалась в что-то совершенно иное. И это нечто до сих пор не сформировалось. Поначалу она, сцепив зубы стонала, но он готов был поклясться, что наедине она позволяла себе рыдать. Теперь она начала язвить, стараясь показать себя куда сильнее, что на самом деле и это произошло — дух и тело крепли ощутимо быстро. Что же могло случиться завтра?

***
— Томила, удар нужно проводить на выдохе, — покачал головой Дзин.

Прошло чуть больше месяца, как Томила достигла ощутимых результатов. Её тело трансформировалось — растянулись мышцы, подкачались пресс и ноги. Теперь Дзин мог перейти к новому этапу — изучению приемов. Начинали они с простых одиночных движений руками и ногами.

— Не могу, — возразила Томила.
— Если ты не можешь контролировать свое дыхание, то что вообще ты сможешь проконтролировать в бою?
— Ты прав… — вздохнула девушка, а Дзин продолжил свою лекцию:
— Ты не должна выдыхать из легких весь воздух. Если ты поймаешь удар на выдохе, то при должной подготовке сможешь вполне удачно выдержать довольно мощные удары по корпусу и продолжать бой.
В этот момент он подозвал одного из бойцов особого отряда и жестом приказал напасть. Нарочно пропустив несколько ударов Кадзама далее провел серию действительно мощных прямых ударов по корпусу противника. Тот пошатнулся, отступил, но не упал.
— Но если ты поймаешь удар на вдохе, то упадешь на пол и будешь судорожно, как рыба, вытащенная из воды, пытаться схватить воздух. Но у тебя вряд ли это получится. Поверь, это совершенно неприятно.
Дзин сделал знак, и противники снова обменялись ударами. Последний казался не таким уж сильным по сравнению с другими, но боец охнув осел на пол. На очередной знак Кадзамы прибежал еще один боец и принялся помогать потерпевшему. Сам же Дзин повернулся к ошарашенной Томиле лицом и продолжил:
— Но самое важное — ты не просто потеряешь преимущество. Если, твой противник опытный, быстрый и ловкий, то нокаутирует тебя несколько раз пока ты будешь приходить в себя.

Девушка нервно сглотнула, интуитивно понимая, что ей придется испытать это неприятное чувство. А еще больше поражало поведение солдат Дзина. Лицо безымянного бойца, искривленное сейчас в гримасе боли, не дрожало, когда ему приказали выполнить такую опасную вещь. Было ли это признаком большой преданности служащих в дзайбацу «Мисима» или признаком их страха?

***
Томила подписалась на все не для того, чтобы отступить. Она тайно годами мечтала, что найдется тот, кто сделает из неё бойца, сможет помочь переступить через внутренние запреты и страхи. Она готова была ползти к своей цели, но уже не сдаваться.
Да, раньше ей не хватало духу даже на шпагат растянуться самостоятельно. Боль ломала её. И не оказалось людей, которые бы сказали, что это нормально. Находясь в ситуации, когда никто не понимал её, она раз за разом сдавалась. Винила ли она других в своих неудачах? Скорее ненавидела себя… до первого тортика.

О! С тортиками поначалу было трудно. Как хотелось после очередной порции побоев, а именно так воспринимала девушка обычную суровую тренировку, дать нервишкам немного удовольствия. Дзин принял меры быстрее, чем девушка успела открыть рот: еда по расписанию в строгом соблюдении баланса белков, жиров и углеводов для лучшего развития мышечной массы. Первые дни пончики и тортики ей даже снились.

Огромный дом стоял посреди поляны. Характерный шелест листьев знаменовал, что начинается гроза. Казалось, природа нервничает, вздрагивает, чего-то опасается. Девушка забежала в домик. Внутри было темно и пусто. Сзади раздался шорох, заставив танцевать чечетку орду мурашек на спине. Дверь исчезла и позади образовалась просто пустота. Девушка снова повернулась. Впереди был коридор. В конце оказался огромный зал, усеянный зеркалами. Там же на постаменте посередине стоял столик с огромным тортом, какой заказывают по поводу больших торжеств.
— Хочешь тортик? — улыбчивый Дзин появился позади и жестом руки указал на восхитительное творение из крема, теста и глазури.
Томила буквально подбегала к торту, но Дзин делал ей подсечку и она лицом летела в кулинарное произведение искусства.

До чего печальным было осознавать, что буквально искупаться в торте можно было только во сне. Но вскоре эта зависимость прошла. Дзин доходчиво пояснил, что это сладкондо — это ничто иное, как способ занять себя от скуки. И действительно, тренировки, занимающие почти все время целиком и полностью, вытеснили любое желание есть сверх меры. Еда приобрела новые вкусовые качества и стала лишь источником энергии, а не заменителем удовольствия для центральной нервной системы.

Поначалу мышцы болели невыносимо, руки тряслись от напряжения. Первое время настолько мучительно щемило тело, что она не могла спать. Дзин же не проявлял к Томиле особого внимания. Не прыгал вокруг, не плясал с платочком, зеленкой и пакетиком льда по поводу и без повода.
— Травмы — это нормально, — сказал он, когда у Томила впервые пошла кровь носом во время отрабатывания первых несложных приемов. — Не зевай. Приложи лед, — а как только кровь остановилась, то они продолжили заниматься, будто ничего и не было.
А после тренировок девушка приходила к себе и, если хватало сил, принимала ванну, дабы хоть немного расслабить мышцы и помочь молочной кислоте покинуть тело. Вся забота Дзина свелась к тому, что он лишь дал несколько флаконов масел и настойку трав. А дальше — крутись как хочешь. Потом девушка начала привыкать и просто засыпала ровно в тот, момент, когда тело оказывалось на циновке.

Успех не заставил себя долго ждать. Вскоре и болевой порог стал выше, сила и гибкость ощутимо улучшились. Девушка обрадовалась, но Дзин предупредил:
— Не расслабляйся. После этого наступит момент, когда результат будет хуже. Если не сломаешься и переступишь отчаяние, то сделаешь рывок дальше. И так не один раз.
Томила лишь кивнула, прикусив губу, продолжила свой адский труд.

Тортики, замененные на здоровую пищу, содержащую белки, протеины, углеводы и поменьше жиров, канули в лету, и сны становились все глубже и спокойнее.
А иногда они все же превращались в кошмары, где девушке приходилось испытать самые разные виды смерти. Будто сознание уже готовило её к неумолимо приближающимся исходу. Поначалу это пугало. А потом… Потом Томила поняла, что бояться — это естественно. Она улыбалась, осознавая, что послужит ЕГО цели. Кто-то счел бы это безумием. Но разве плохо иметь причину для существования? Что держало девушку в этом мире? А в родном? Жизнь всегда была для неё скучна и однообразна. А осознание своей важности для кого-то еще куда большая награда, чем может показаться? Стоили ли родители, преподаватели, учеба и будущая профессия того, чтобы жить? А изменение баланса в пользу мира во всем мире? Томила осознавала, что убить Кадзую у неё может не получиться. Но она должна его отвлечь, попытаться ослабить, подорвать доверие мира к нему — сделать все, чтобы Дзин смог нанести сокрушительный удар.

***
Нина Уильямс не раз была свидетельницей тренировок Дзина с Томилой. Она приходила с донесениями до своего работодателя и получала новые. Их отношения можно было назвать почти дружескими. Разницей было то, что по душам они никогда не говорили.

В этот раз Томила услышала, что у Нины были сведения про Хэйхати, который скрывался в одном из своих поместий, окружив себя охраной. Остальную часть разговора Томила не слышала, поскольку Дзин с Ниной отошли к стене и продолжили разговаривать очень тихо. Она продолжила выполнять связку движений снова и снова, будто заведенная.

— Раз ты тут, то у меня к тебе задание, — начал Дзин.
— Хочешь, чтобы я собрала больше данных? — с воодушивлением спросила Уильямс, мысленно потирая руки. Опять придется проникать в тыл врага.
— Это потом. Сейчас я хочу, чтобы вы поспарринговались с Томилой.
— Ты должно быть шутишь? — у Нины почти что отпала челюсть.
— Нет, — ответил Кадзама, сложив руки на груди.
— Ты её смерти хочешь? — с издевкой спросила наемница и в её глазах заиграли чертики.
Дзин не ответил, а лишь загадочно улыбнулся в ответ.

Томила, увидев, что на татами вышла сама Нина, испытала удивительную смесь эмоций. Глаза её расширились в удивлении, губы стиснулись, но в самом взгляде зажглись искорки.
Да, Томила испугалась, но в тоже время ей очень захотелось увидеть Нину в действии. Она всегда любила наблюдать как компьютер выполнял сложные комбо Нины, да так, что не раз приходилось переигрывать раунд. Что ж поделать, если женщина действительно была хороша?

Нина всегда считалась секс-символом серии. Она обладала поистине прекрасной внешностью. Светлые волосы средней длинны, собранные в хвост, и длинная челка на две стороны обрамляли ангельское лицо с чуть острым подбородком, красивыми миндалевидной формы глазами голубого цвета, прямым носом и гармоничными губами правильной формы.  Но Томила прекрасно знала, что Нина являлась хладнокровной профессиональной наемницей и убийцей. Поэтому не удивительно, что она была одета в облегающий комбинезон из винила черного цвета с ремнями на бедрах и поясе.

Противницы встали в боевые стойки.
— Посмотрим, чего ты стоишь, — сузив глаза тихо сказала Уильямс, явно смакуя, как быстро размажет Томилу.
Девушка в ответ промолчала, понимая, что противопоставить ей практически нечего, да и она не чувствовала сильной уверенности в том, что вообще сможет хоть как-то ответить.

Нина не стала давать ученице Дзина шанс на первый удар и тут же пошла в атаку. Пара поочередных прямых ударов руками, которые Томила успела блокировать. Потом последовали несколько ударов левой ногой по разным уровням. Удар в голову удалось также парировать, то вот голень Томилы разразилась сильной болью. Девушка постаралась не обращать внимания на это, и очень кстати, потому что ей тут же прилетел удар ногой с разворота и отличный удар пяткой сверху. Томила лишь прикрылась руками и чудом устояла.
Ученица Дзина все же попыталась контратаковать несложными ударами, которые изучила. Апперкот левой, удар правой, разворот с небольшим наклоном и прямой удар левой, еще несколько поочередных ударов руками, фронт-кик (прямой удар ногой), лоу-кик (удар ногой по нижней части тела). И все же в завершение комбинации девушка выполнила более сложный прием, похожий на боковое сальто с поочерёдными ударами ногами в процессе.
Нина ловко блокировала и уходила от атак, а на последней даже приподняла одну бровь в удивлении. Но даже это не сильно изменило её первоочередное желание. Дабы побыстрее закончить весь этот нелепый спарринг, Уильямс сделала кувырок, приблизившись к Томиле, нанесла той удар в живот, заставив её согнуться от боли и отступить. Но на этом все не закончилось. Наемница с двух шагов взяла разбег и, использовав колено Томилы взмыла в воздух в акробатическом движении. Девушка даже не поняла, как Нина, оперевшись руками на плечи, пролетела под правой рукой, обхватив ногами голову, проскользнула под левой рукой, опять оказалась сверху, а потом выполнив сложный захват в воздухе повалила девушку. Наемница, оказавшись на спине и крепко обхватив противницу ногами, в одном отточенном движении вывихнула плечо девушки. Хруст красноречиво сообщил о неприятной травме.
Уильямс встала посредством кувырка назад. Томила же осталась лежать и, лишь стиснув зубы, попыталась сдержать стон.

— Надеюсь, это все? — обратилась она к Дзину, и тот кивком позволил ей уйти.

Стиль Нины был эффективным и смертоносным, но очень агрессивным. Она не только быстро выводила противников из строя, но и умудрялась при этом выполнять все с кошачьей грацией и долей некой показухи.

Если бы Томила не была отвлечена на бой, то заметила, что еще в середине их спарринга с Ниной Дзин что-то вынул из аптечки. А сейчас он подошел к Томиле, поднял её быстрым движением и это что-то уколол ей в плечо. Девушка всеми силами старалась не выдавать, что ей безумно больно, но её дыхание участилось. Уже не только от боли, но еще и от какого-то необъяснимого страха.
— Это новокаин, — пояснил он. — В будущем такие травмы не будут для тебя неожиданностью. Вскоре ты научишься терпеть боль, а болевой порог станет куда выше. Есть несколько методик вправления вывихнутых суставов. Позже я покажу тебе, как это делается самостоятельно.
— Заговариваешь мне зубы, пока подействует анестетик? — сквозь зубы процедила девушка, пытаясь удержать стон.
— Конечно, нет, — приподнимая один уголок губ съязвил Дзин.
— Ага. Что там про вывихи? — действие обезболивающего уже можно было заметить, когда дыхание Томилы пришло в норму, а морщинки на лбу и вокруг глаз начали разглаживаться.
— Расслабься, — скомандовал Кадзама, заходя за спину девушке и оказываясь сбоку. Придерживая Томилу чуть выше груди и наклонив её, он тихо сказал: — Рука должна висеть свободно. Дальше Дзин аккуратно развернул за запястье травмированную руку ладонью вперед, затем осторожно потянул вниз от себя. Прозвучал новый хруст, который оповестил, что сустав встал на место.

***
— На каком этапе проект? — спросил Дзин, заходя в лабораторию.

Обычно он не контролировал отдельные группы ученых, а лишь читал отчеты в кабинете, поэтому снизошедший к обычным людям глава Дзайбацу вызывал у ученых тревогу. Предвидя такую реакцию у людей, Кадзама держался спокойно и даже равнодушно, отлично скрывая разыгравшийся интерес.

— Теоретические модели и расчеты готовы, — сказал один из сотрудников подавая Дзину стопку бумаг. — Требуется согласование некоторых моментов с вами, и можно приступать к практической части.

Пока ученый тараторил, объясняя Дзину сложный массив формул и обозначений, остальные, делая вид, что заняты, лишь украдкой следили за ним. Кадзама лишь улыбался от мысли, что все же подчиненные испытывают к нему страх. Это давало ему возможность контролировать людей, давить на слабости, манипулировать. Но так никто и не узнал, что в душе он презирал себя, понимая как недостойно ему приходится себя вести. Он поклялся не быть похожим на своих отца и деда, но сейчас именно этим занимался. Но в угоду результату он принял условия этой грязной игры.

— Приступайте к новому этапу, — скомандовал Дзин, когда ученый перевел дыхание, и поспешил уйти из отдела новой разработки.

***
Кроме боев Томила упорно трудилась на другом поприще — в компьютерной безопасности. Хотя этого никто не знал. Ей стоило огромных трудов запустить в систему вирус, чтобы найти уязвимости. Параллельно лишними не были пароли, коды доступа и прочие мелочи.
Томила не хотела причинить вред дзайбацу «Мисима». Наоборот, найти и закрыть возможные незащищенные места, которыми могли воспользоваться враги такие, как «Корпорация G».

Как-то раз Дзин, проходя по коридору, услышал голоса девушки и одного из работников в небольшом кабинете. Он подкрался поближе.
— Вы должны понимать, что этим воспользуются рано или поздно, — говорила она, тыча под нос главному программисту планшет.
— Не думаю, что такое возможно. Мы предусмотрели многие варианты, — спокойно отвечал мужчина средних лет с темными кудрями на голове, поправляя очки.
— Ну хорошо, как Вам это? — сказала девушка, и её пальцы забегали по дисплею. Внезапно погасло все. — Полный блэкаут, конечно, сделать тяжелее, но возможно. Я ограничилась лишь небольшой локацией. И только потому, что мне не нужно подрывать безопасность всей организации, — многозначно добавила Томила.
— Беру свои слова обратно, мисс. Вы были правы, — ошарашено произнес программист.
— Ничего. Бывает… — приняла извинения девушка.

Мужчина пулей вылетел из кабинета и умчался, не заметив своего работодателя. Но когда Томила вышла из кабинета, то нос к носу встретилась с Дзином. Она сощурилась и мило улыбнулась:
— Не пристало Дзину Кадзаме подслушивать.
— Я и не подслушивал, — парень сложил руки на уровне груди. — Как зовут этого…
— Если скажу, то что ты с ним сделаешь?
— Ничего, — невозмутимо ответит тот.
— Не очень-то верится, — девушка заглянула Кадзаме в глаза, подняв голову, ведь была она ниже него. — Знаю, что ты думаешь. Его ошибка могла стоить слишком дорого. Согласна. Но учти, что на его месте мало кто воспринял бы эту лазейку в системе серьезно.

Дзин лишь улыбнулся. Девушка будто читала его мысли. Такое иногда случалось после их более близкого знакомства. Ей удавалось интуитивно понимать настроение Дзина. С одной стороны оно понятно — Учитель и ученик эмоционально, духовно и интеллектуально сближаются для лучшего понимания друг друга и более эффективного обучения. Но иногда девушка выходила за эти рамки. Теперь она не ограничивалась тренировками, умудряясь появляться в самых разных местах здания дзайбацу «Мисима». Конечно, ей никто не запрещал передвигаться, но все же странно было видеть, как она налаживает контакты с другими людьми и выведывает их секреты. Самому Дзину это бы не удалось. И она поняла, что ему нужен шпион внутри, даже ни разу не услышав просьбу. Был только один минус.
У девушки оказался весьма непростой характер: она не сразу спешила выдавать собранную информацию Дзину. Лишь если считала это необходимым. Думающий агент — это очень сложный инструмент. Но бездумный не способен принимать нестандартные решения. Дилемма! Дзин решил подождать и наблюдать. Выдрессировать девушку он еще успеет, но посмотреть на то, чем она является на самом деле было куда интереснее.

— Ясно. Как его зовут? — равнодушно спросил Кадзама.
— Я не скажу, — сказала Томила, делая попытку обойти Дзина. Он схватил её за руку.
— Не боишься, что можешь доиграться?
Девушка ничего не ответила, лишь продолжила смотреть на объект своего вожделения.

Разум — это то, что не дает эмоциям и страстям взять верх.

Более логическое мышление отлично отразилось на выборе профессии. Томила хотела стать программистом. При этом она не стала очерствевшим сухарем. Девушка ценила свою дружбу с Дашей, хотя та любила выкидывать фортеля, ломать дров и подолгу плакаться в плечо Томилы, что «все парни сволочи». Логическое мышление никаким боком не мешало увлекаться компьютерными играми, влюбиться в персонажа и боготворить Киану Ривза, Джета Ли и Джеки Чана. Но все это было глубоко, спрятано ото всех. А все из-за страха быть непонятой или обсмеянной. Какая ирония, что одни чувства становились причиной сокрытия других.

Коля был заядлым двоечником. В младших классах он задирал Томилу, обзывал, дергал за волосы. В старшей школе он как-то пригласил её погулять с ним. Его карие глаза, русые волосы очаровывали девочку уже очень давно. Томила восприняла свидание слишком серьезно. Она часто старалась находиться где-то рядом с Колей, она предложила подтянуть его в учебе.
Однажды девочка проходила мимо дверей туалета и услышала, как смеются мальчики. Она бы прошла мимо, если бы не услышала знакомый голос, озвучивший её имя. А другой Томилы в школе не было.
— Что там у вас? — спрашивал другой мальчик, похоже Андрей.
— А ничего, — твердо ответил Коля.
— Ты серьезно? Она так вьется вокруг тебя…
— И что с того? Мне нужны лишь её домашние задания.
В груди сильно закололо, глаза начало щипать, а дыхание сбилось. Томила ощутила себя жалкой, униженной, убитой и навсегда сломанной. Дальше она, не разбирая дороги, умчалась с уроков, оставив все вещи в классе. Вернулась она домой только вечером. Опустошенность, злость и ненависть к другим и себе, казалось, иссушили её до дна. «Больше никто из людей не сделает мне больно», — тогда решила она.

Возможно, какая-то другая фанатка безоговорочно подчинилась бы Дзину, бегала вокруг него и старалась угодить. Возможно, раньше Томила делала так же. Если бы не Коля. Он жестоко, но правдиво показал, что человек должен уметь уважать себя и не терять бдительности.
Когда она прибыла в новый мир, то эмоции захлестнули её с головой. А потом… Тренировки с Дзином, новые знания, новые люди дали понять девушке, что эмоции и чувства, выставленные напоказ — это не благо. Однажды она поставила себя на место Дзина и представила, какого было бы себя чувствовать под давлением безумной обожательницы. Это действительно было ужасно. Противно и совершенно некрасиво. Нет, самооценка девушки не была настолько низкой, чтобы опускаться до ползания в ногах своего кумира.
Да и сам Дзин немало сделал, чтобы Томила не смела даже посягать на него. Он выстроил стену, и их отношения носили строгий характер. Лишь тогда его план мог сработать.

Дзин хмыкнул и отпустил руку Томилы, показывая тем самым, что она свободна. Найти сотрудника он сможет и сам. Но что сделает — решит позже.

АВТОР написал(а):

Для таких, как я, получающих удовольствие от боевки, даю ссылку на


▲ Содержание

0

4

http://forum4.ru/i/blank.gif
...легко в бою?

***
Одинокая фигура кралась по коридору нижнего этажа, ловко избегая камер. Максимум, что можно было увидеть — это лишь тени. Да, определенно работал любитель.

Томила сверялась с планом на планшете. До нужной двери оставалось совсем ничего. Цель девушки находилась за этой дверью, запертой на замок. Сейчас следовало просто развернуться и уйти от греха подальше, но Томила лишь усмехнулась и продолжила делать свое дело. Несколько манипуляций на планшете, и кодовая панель на стене, издав трель, открыла дверь.

Тут же зажегся свет в огромном помещении. Продолговатые лампы прорезали пространство холодным голубым светом, давая возможность разглядеть все вокруг. Девушку встретила огромная коллекция техники, способной не только ездить по дороге, но и парить над землей. Девушка огляделась. Черный, блестящий обтекаемый корпус выгодно выделялся на фоне близстоящих средств передвижения. Томила медленно подошла к механическому зверю и рукой провела по гладкой поверхности, предвкушая дальнейшее веселье.

Томила снова сверилась с данными и взглянула на объект своих грандиозных планов. Хотя, разве можно считать чем-то грандиозным обычную поездку в город после долгих месяцев безвылазного пребывания в здании дзайбацу «Мисима», а в частности, в додзё? Девушка не один раз поднималась на крышу и изучала прекрасный техногенный город, наполненный огнями, людьми и приключениями. Ей казалось, что за стенами, которыми Дзин окружил девушку в целях секретности, бурлила светлая жизнь. Хотя девушка прекрасно знала, что далеко за горизонтом проходили кровопролитные бои. В них иногда принимал участие сам Дзин.

— Можно мне в город? — с надеждой спросила девушка.
— Нет.
— Но…
— Я сказал, нет, — твердо заявил Дзин сквозь зубы, давая понять, что злить его не стоит.

Томила хотела хотя бы на миг увидеть недоступный новый мир, ощутить эйфорию быстрой поездки, изучить что-то новое в жизни и искупаться в лучах ночного мегаполиса.

— Я не могу тебя отпустить. Там может быть слишком опасно. Разве что с охраной.
— Я не хочу нянек. Я сама могу о себе позаботиться, — возразила Томила.
— Тогда мой ответ прежний, — устало заявил Дзин, ожидая истерику или порыв гнева.
— Хорошо, — спокойно ответила девушка, чем заставила юношу поднять бровь и обернуться.

Как и ожидала Томила, мотоцикл просто взять не удалось бы. Ожившая панель безапелляционно завила, что ей требуется отпечаток пальца. И не чей-нибудь, а самого Дзина. Что же, Томила к этому тоже подготовилась. Пришлось днями украдкой следить за учителем, чтобы таки достать злосчастный стакан с его отпечатками. Несколько манипуляций со специальным гелем, схожим на силикон и у девушки уже было что-то наподобие копии большого пальца владельца дзайбацу «Мисима».
Панель засветилась зеленым, оповещая о том, что металлический зверь узнал своего хозяина. Усевшись на сидение, девушка на мгновение прикрыла глаза, вспоминая видеоуроки по вождению мотоцикла. Как ей повезло, что мотоцикл не был оборудован механической коробкой передач, ведь тронуться было бы практически невозможно без должной подготовки. Кнопкой запуска на ручке Томила заставила двигатель заурчать.
В этот момент свет замигал и раздалась сирена. Действовать нужно было быстро, и девушка направила взбрыкнувшего коня к выезду из гаража.
Надо сказать, что Томила чудом удержалась на мотоцикле. От рывка, казалось, снесет голову. Впереди стоял шикарный автомобиль Lamborghini Murciélago, что было странно, ведь марка была итальянской. Томиле потребовалось подключить всю свою реакцию и интуицию дабы среагировать. Она перепутала тормоза, и единственной опорой оказалось переднее колесо, на котором девушка провернулась вокруг оси и смогла поменять направление, чтобы объехать препятствие. Этот трюк новичкам был не под силу. Томила прекрасно это понимала и лишь улыбнулась. Несколько месяцев назад она даже не рискнула бы сесть даже на пассажирское сидение байка, а уж управлять им — и подавно. Но все изменилось. Внезапно и, казалось, бесповоротно. Пара кнопок на планшете, устроившегося в специальном креплении, активировали протокол открытия двери гаража.
«Ох, Дзин будет в бешенстве», — пронеслось в голове у Томилы, но вызвало лишь очередную довольную улыбку. Ожидаемое веселье стоило любого наказания. Охрана в лице отряда Теккен Форс буквально выросла на пути. Девушка лишь покрутила регулятор на ручке, добавляя скорости. Столкновение с телом человека могло убить, но Томила знала, что броня защитит его. Люди не стреляли, видимо, из-за приказа.

Где-то на периферии зрения замаячило черное пятно. Появившийся Дзин смог лишь наблюдать тыл удалявшейся девушки, махавшей ему рукой.
Его, могущественного сверхчеловека, владельца влиятельного дзайбацу, победителя турнира «Король Железного Кулака», не просто разозлила выходка Томилы. Она посягнула на его личный транспорт! Глаза Дзина зажглись ярким пламенем, погасить которое, возможно, могла лишь расплата. Кадзама с наслаждением представил что сделает с девушкой, когда настигнет её. Дьявол шептал и шептал… Дзин на миг воодушевился представленной картинкой, а уголки его губ поползли вверх, обнажая настоящую натуру Дьявола. Черный узор заиграл на лбу. Дьявол с наслаждением вдохнул воздух и, взмахнув крыльями, полетел за своей жертвой.

Внезапно Дзин осознал, что не контролирует свое тело. Эта вспышка гнева дала Дьяволу достаточно сил, дабы взять вверх. Лишь малюсенькая слабость, и он оказался погребен внутри тела, одержимого злой, разрушительной, могущественной силой. Эти моменты прошибали насквозь и заставляли дрожать будто от холода, тяжело дышать и биться в конвульсиях. Но можно ли все это проделать, находясь лишь в иллюзорном мире подсознания? Можно, конечно. Реально то, что осознаешь, даже если не задумываешься об этом. Мы способны представить и создать миры внутри нас, наделить их законами или обделить вовсе. Дзин пытался вспомнить как выглядел лес, где они жили с матерью.
Вот их небольшой домик, а вот поляна. А вот и появилось дерево, на котором Дзин любил сидеть и смотреть закат. Взгляд упал на руки, сжимавшие ветку, и увидел ладошки четырехлетнего ребенка, красующиеся парой свежих царапин.
— Ах вот ты где, маленький шалунишка! — раздался звонкий голос Дзюн. — Как ты туда залез? — чуть обеспокоено спрашивала мать. — Иди кушать, малыш, — она нежно позвала махнув рукой.
Дзин спрыгнул с высоты нескольких метров и изящно приземлился, еле коснувшись коленом земли. Было непонятно когда ладони преобразились. Сейчас мальчик снова видел привычные руки в красных перчатках.
— Мама… — тихо сказал он себе под нос и ощутил резкий порыв ветра, который заставил зажмуриться.

Открыв глаза Дзин увидел автостраду под собой. Ветер трепал челку и черные перья крыльев, которые ловко рассекали воздух. Внизу мчалась фигура на байке. Его байке. Дьявол сделал рывок, дабы спикировать на жертву, сложив крылья, как это делают все пернатые хищники. Асфальт и огни стремительно приближались. «Уймись!» — мысленно закричал парень и, сделав усилие, расправил крылья. Поток подхватил его и поднял вверх. Эта заминка позволила ничего не подозревающей жертве увеличить разрыв с преследователем.

Но совершенно ненадолго. Раздалась сирена и зажглись мигалки. Полицейский на своем мотоцикле уже гнался за девушкой. Дзин улыбнулся представляя, как Томила сейчас будет удирать от представителя правопорядка, но к его удивлению она остановилась и, изящно выставив ножку вбок, ожидала, когда полицейский подъедет. Суть разговора была понятна. Но еще удивительней было наблюдать, как девушка о чем-то эмоционально говорит, жестикулируя руками. Последним гвоздем программы оказалось рукопожатие. Дзин с интересом наблюдал за происходящим. Что задумала его злосчастная ученица? И как ей удалось решить проблему так быстро? Означало ли это, что она действительно способна выполнить задание, к которому её готовит Кадзама?
Но на этом странные вещи не закончились. Томила, оперевшись руками в руль, драматично перекинула вторую ногу через сидение. Оказавшись на земле девушка приняла боевую стойку: туловище направлено вперед, руки согнуты под прямыми углами, левые нога и рука впереди. К бою так же приготовился и полицейский. Картина действительно набирала удивительные обороты.

Видимо, как истинный джентльмен, мужчина дал право девушке напасть первой, поманив лишь рукой. Томила же выполнила джеб («внезапный удар; тычок», прямой удар рукой) и тут же аперкот. Противник отклонился назад, уходя от обоих ударов странным круговым движением туловища. Но на этом дело не закончилось, и в девушку врезалась голова полицейского в шлеме. В результате Томила согнулась и отошла на шаг по инерции.

Конечно, Дзин не мог знать, о чем думала девушка, а её обрывочные мысли звучали как-то так: «О мой бог… Cannonbal… Как можно было так легко попасться?!»

После этого Томила, сделав рывок, быстро ударила противника основанием левой ладони. Даже с учетом шлема он все равно запрокинул голову, а сам шлем слетел. Черные длинные волосы, связанные в хвост заструились по плечам. Томила не стала медлить и тут же нанесла еще один удар правой, да так, что в последний момент схватила полицейского за одежду и рывком повалила его на землю. Противник тут же выполнил подъем разгибом через проходящий мостик. Томила, присев и закрутившись вокруг своей оси, сделала подсечку. Полицейский ушел от атаки с помощью сальто. Дальше его руки выполнили несколько круговых движений и мужчина, разведя их в стороны, встал на одну ногу.

«Стойка журавля» — подумал Дзин, — «Это весьма интересно».

Дальше последовала сложная быстрая, но очень изящная, комбинация ударов. Полицейский прогнулся назад, выпрямив руки, а ногой ударил свою противницу. После этого он перепрыгнул на атакующую ногу, попутно разворачиваясь спиной к девушке, при этом нанося удар правой назад в область голени. Правая рука больно впечаталась в живот. Сильный мах левой ногой полицейского вертикально вверх отправил девушку в небольшой полет.

Дзин разочаровано фыркнул и сжал кулаки. Неужели он напрасно учил Томилу?!

Девушка ушла кувырком от приема «падающее дерево», название которого отлично описывало происходящее. Встав, Томила тут же бросилась в атаку, явно не желая сдаваться. Два прямых удара каждой рукой завершились безупречным акс-киком (удар сверху вниз пяткой). Этот удар не имел нокаутирующей силы, но вывел противника из равновесия, так как тот оказался на земле. Но полицейский в долгу не остался, опираясь на руки, он поочередно каждой ногой атаковал противницу снизу, а потом, ловко встав на руки, вытянутой назад ногой попытался отправить девушку в полет, но задуманное не получилось, поскольку она ловко уклонилась от атаки. Полицейский быстро поднялся, а в него тут же полетела комбинация ударов: левый джеб и два удара по ногам. Большой опыт позволил ему устоять. Новая комбинация девушки из левого прямого удара рукой, высокого удара левой ногой, пары ударов руками, нижнего удара ногой в область голени, совершенно не принесли результата.

Дзин отметил, что Томила действительно постаралась все выполнить четко и изящно, но это ей не помогло.

Полицейский, видя, как разошлась его оппонентка, включил совершенно другой подход. Он встал на цыпочки, и дальше со стороны могло показаться, будто его ноги сейчас запутаются, а странные наклоны туловища приведут к самопроизвольному падению. Каждый наносимый девушкой удар пришелся в пустоту. И техничный «лифт-кик», и изящные комбинации ударов ногами по разным уровням — все было без толку.

Даже с большого расстояния Дзин заметил, что девушка начинает злиться. Его это сильно позабавило. Кадзама, все еще пребывая в облике Дьявола, задумался на мгновение и тут же вспомнил, где он видел этот стиль «пьяного мастера». «Точно! Это Лэй Улун недавно приехал в город». Но что полицейский Интерпола делает на патрулировании, Кадзама совершенно не понимал.

Поняв свою ошибку, девушка стала выжидать действий противника. Чудом уклоняясь от его замысловатых атак, она таки дождалась удобного момента, когда противник открылся на мгновение, и одним несильным, но точным ударом вывела его из игры, зарядив точно в пах.

Лэй Улун отреагировал весьма адекватно, согнувшись и скорчившись от боли. Он что-то пробормотал, но Дзин не слышал. А Томила, повернувшись спиной, уже направлялась к байку. Козырнув полицейскому, она заставила мотоцикл встать на дыбы и стремительно удалилась от места приключения.

Томила явно не побрезговала грязным приемом. С одной стороны Дзин ощутил гордость, что до этого она очень неплохо постаралась, но вот кульминация получилась по эффекту совершенно противоположной. Дзин задумался, а стоило ли винить девушку? Ведь она достигла цели, хоть и не совсем честно, а это именно то, чего от неё хотел бы сам Дзин, если она встретится с Кадзуей. Но внутри странным червяком извивалась другая мысль. Мысль о чести.
«Что ж… Мы это еще обсудим», — подумал Дзин и в облике Дьявола продолжил наблюдение с воздуха.

Девушка приближалась к набережной. Зеленая алея со стриженными газонами обрамляла край реки. Небольшая пристань перпендикулярно уходила вперед. Людей в такое время не было, но фонари продолжали выполнять свой долг, освещая берег. Одинокие деревья бросали странные тени на траву, покрывая аурой таинственности это место. Темная вода, отражавшая на волнах огни города, казалась каким-то странным искаженным экраном, искривляющим реальность.

Томила выехала на байке на пристань, которая перпендикулярно разрезала линию берега и, казалось, прямолинейным шрамом уходила в воду. Доски поочередно похрустывали под весом мотоцикла. Доехав до края Томила остановилась и слезла с него. Она замерла, глядя как колышутся волны. Её взгляд скользил дальше, охватывая небольшие кораблики, курсирующие по реке, а потом достиг второго берега. Разноцветные огни заставили девушку задержать дыхание от восторга. Нет, она просто ощутила необычную легкость и свободу в этот момент. Казалось, что все перестало существовать: боль ушла, долг стал неважен, в голове не было мыслей. Девушка позволила себе расслабиться.
Именно это послужило ей не самым лучшим образом, поскольку она не сразу заметила как за ней кто-то оказался. Лишь в последний момент странный шум заставил её обернуться, но сделать что-то она уже не успела. Чужая рука крепко обхватила её шею и подняла вверх. Из-под ног опора ушла настолько стремительно, что Томила повисла, как безвольная кукла, глядя перед собой.

— Что мне с тобой сделать? Может, переломать все кости, одна за другой, начиная с изящных пальчиков, которые должны будут прекрасно хрустеть при этом? — смакуя каждое слово озвучил Дзин. Ему понравилось, как это устрашающе звучало. К его же ужасу Дьявол действительно был изобретателен в пытках и убийстве.
— Ой, умоляю, — скривилась Томила. Её гримаса выражала не страх, а, скорее, пренебрежение к нападавшему. — Можно подумать, что тебе это на руку… — прохрипела она из-за крепкой хватки, инстинктивно держась за руку Дьявола Дзина.
Кадзама притянул девушку к себе, и их лица оказались очень близко. Томила смогла отчетливо рассмотреть черные «татуировки» на лице и «третий глаз» Дьявола, который светился адским огнем. Она прекрасно знала, что этот кристалл может выпускать лазерный луч, способный на ужасные разрушения. Пульсируя светом он, казалось, готов был был испустить всю накопленную энергию, но Дзин сдерживал его. Потом девушка перевела взгляд на глаза парня. Они с интересом изучали её из-под прищура.
В этот момент у девушки внутри все перевернулось и взорвалось. Тепло разлилось по телу и потом волнами сконцентрировалось внизу живота. Глаза расширились от удивления. Ей безумно нравился Дзин, но и его дьявольская форма казалась не менее привлекательной. Неужели это та самая настоящая любовь, которой законы и условности не писаны, или девушка просто сошла с ума?
— Ты права, — прошептал Дзин и притянул Томилу еще ближе.
Миг растянулся, повергая девушку в невообразимую девичью фантазию, которая внезапно прервалась встречей с водой и звонким смехом Дьявола.

Девушка взмахнула руками, чтобы на секунду всплыть и увидеть довольное лицо Дзина, принявшего свой настоящий (настоящий ли?) облик. Она незаметно набрала воздух в легкие, немного беспорядочно бултыхалась на поверхности и ушла под воду. Ей захотелось разыграть, что она тонет.
Тем временем девушка проплыла под пристанью и, высунув лицо из воды лишь для нового вдоха, она поплыла дальше, осторожно оплывая опоры. Добравшись до берега Томила таки вылезла из воды и оглянулась. Дзин обеспокоено смотрел в воду, наклонившись вперед, попутно снимая свой испорченный плащ.
«О! Решил нырнуть за мной», — подумала Томила и представила, что было бы очень круто, если бы он сделал ей искусственное дыхание. Эдакий непрямой поцелуй… жизни. «Может, стоило таки там остаться?» — разочарованно продолжала думать девушка. — «Но я в долгу не останусь!» — поджав губы от обиды, Томила разбежалась и плечом врезалась в Дзина. Тот слышал хлюпанье за спиной, но не успел к своему удивлению отреагировать. Видимо, в этот момент он действительно переживал, не утонула ли Томила. Он же не знал умеет ли она плавать. Пузырьков воздуха не наблюдалось. Это был тревожный знак.
— Получи! — довольно прокричала девушка, ожидая, что останется на пристани. Но в момент столкновения ее кисть обхватила крепкая ладонь и утащила за собой, заставляя искупаться в реке еще раз.
Зато теперь это происходило куда приятней — в объятиях Дзина. Но наслаждаться пришлось недолго. Парень отпустил девушку, нырнул и вынырнул чуть подальше. Расстояние позволило ему мощным махом руки поднять достаточно воды, чтобы окатить девушку. Она ответила ему тем же.

В этот момент Дзин вспомнил беззаботное детство, когда никакие Дьяволы, кровные узы, Азазели не портили жизнь. Когда мир казался светлее и дружелюбнее. Он позволил себе насладиться этим, дурачась с Томилой в воде. Казалось, что нет войны вокруг, нет противостояния с Кадзуей, нет этой проклятой крови Мисима, а есть лишь прекрасный миг, позволяющий быть просто человеком. Осознание того, насколько он сейчас уязвим, резануло Дзина больнее любого оружия. Ведь вся его власть держится благодаря силе Дьявола. А если не будет её, то что останется? Дзин не дал своим мрачным мыслям вырваться наружу. Он не позволит показаться слабым ей или кому-либо еще.

Томила захихикала. Потом начала закрывать руками рот и давиться смехом, будто пытаясь запихнуть его обратно. А еще через мгновение она уже вовсю смеялась.
— Что такое? — с возмущением спросил Дзин.
— У меня еще с первой встречи был один важный вопрос к тебе, — пролепетала девушка, подплывая чуть поближе.
— Ну и какой же?
— Скажи, а сколько геля для волос и времени уходит на твою прическу? — Томила подняла руку показывая на лоб Дзина, к которому черными дорожками прилипли волосы. Остальная часть шевелюры тоже потеряла форму.
Тот, переварив с задержкой услышанное, засмеялся, но так и не дал ответ на вопрос. А потом ему в лицо прилетела вода. Пристань снова заполнилась смехом и плеском.

Подурачившись парень с девушкой вылезли из воды и улеглись прямо на пристань. Томила легла на бок и окинула взглядом Дзина.
— Что-то не так? — с тенью равнодушия спросил Кадзама.
— Знаешь, в Москве я когда-то была на выставке «Самураи», — девушка закрыла глаза и глубоко вдохнула воздух, вспоминая свои впечатления. — Изумительные мечи и доспехи, инсталляция битвы пятнадцатого века… Но вот смотрю на тебя и думаю… — девушка прищурилась и сделала драматическую паузу. — Какими же гормонами кормили твоих предков, что из таких вот, — девушка подняла руку вверх изображая невысокий рост, — вы все так вымахали?
— Не совсем понял вопрос, — честно признался Дзин.
— Доспехи, манекены… были куда ниже. Чуть больше полутора метров.
— Я не занимаюсь антропологией.
— Я тоже. А ведь так порой интересно узнать какими мы были, чтобы понять насколько мы стали лучше.
— Например? — голос Дзина до сих звучал почти незаинтересованно и несколько отстранено.
Томила легла на спину и посмотрела в небо.
— Завидую тебе…
— Почему это? — спросил Дзин, садясь рядом.
— Ты сильный, могущественный, сверх-человек.
— Я одержим дьявольским геном. Это не самое лучшее, что можно пожелать, — возразил парень.
— Ты не понимаешь. Дьявол — это не проклятие. Это то, что дает тебе преимущество. Эта сущность не менее красива.
— Скажешь это, когда он разорвет тебя на части, — усмехнулся Дзин.
— А он может?
— Может. И хочет. Вот, почему он опасен.
— Вот, почему ты еще более особенный. Дьявол не может взять верх над тобой. Это значит, что ты не настолько обычный, как тебе кажется или хочется, — парировала девушка.
— Ты не понимаешь, — Дзин потер пальцами переносицу, закрыв глаза.
— Нет, — Томила приподнялась на локте. — Это ты не понимаешь, что вся мощь существа под твоим контролем. Я видела как ты с ним управляешься. От этого ты еще прекраснее, — воодушевленно проговорила она, заставив Дзина в очередной раз удивленно уставиться на неё. А та, поняв, что взболтнула лишнее, залилась румянцем и снова легла на спину, чтобы разорвать зрительный контакт.

Молчание затянулось, но совершенно не давило на каждого из собеседников. Не это ли признак высоких чувств? Хорошо, когда ты находишь с любимым человеком общие темы для разговора, но особым признаком любви и понимания становятся моменты тишины, когда оба молчат, погрузившись в раздумья, но при этом не испытывают смущения или неловкости. Уязвимость при этом увеличивается в разы, но вознаграждается в конце облегчением. Разве не прекрасно то, что твой собеседник ждет, пока ты сам захочешь поговорить? При этом он не испытывает обиды или нетерпения, лишь… преданность и уверенность в тебе…

— Как ты смогла украсть байк? — спросил Дзин, разорвав своим голосом тишину.
— Ты и сам знаешь, — улыбнулась девушка, — Я же не отключила камеры и сигнализацию.
— Почему?
— А разве это было бы интересно? — с задоринкой задала вопрос Томила, — А тут тебе и фанфары, и толпа провожающих…

Дзин лишь улыбнулся. До чего интересным порой ему казалось мышление Томилы. Она смотрела на мир, как на нечто сказочное, и жаждала приключений. Стоило ли обрывать её жизнь, сталкивая с Кадзуей? Но это именно то, чего хотели они оба и бесповоротно шли к этому. В глубине души Дзин надеялся, что Томиле удастся выжить.

Сама Томила была рада всему, что с ней произошло. Она и не ожидала, что все обернется так. Что удастся неформально пообщаться с Дзином и отвлечь его от мрачных мыслей. Его правление дзайбацу «Мисима» накладывало отпечаток. Томила знала из игр, а теперь могла увидеть сама. Светящиеся энтузиазмом глаза и мягкая улыбка сменились постоянным задумчивым лицом, подпертым кулаком и взглядом, направленным вдаль. Она была уверена, что он был когда-то другим. Жизнерадостным и счастливым. Ведь сейчас за полуфальшивыми улыбками скрывается некая тоска и скука. Иногда Томиле казалось, что Дзину надоело жить. А с другой стороны, она узнавала в нем себя. Ей тоже когда-то досаждала несносность обыденной жизни.
Произошедшее пробудило надежду у Томилы, что энтузиазм и интерес Дзина, погребенные под тоннами грусти, запретов, гнева и ненависти, все еще теплятся где-то внутри. И, возможно, когда-то они выйдут наружу… Даже если самой Томилы уже не будет рядом.

— Почему не заводится? — спросил Дзин, когда панель зажглась красным.
— О, теперь я хозяйка этого прекрасного зверя, — ухмыльнулась девушка, располагаясь на сидении за спиной Кадзамы. Дальше она поднырнула под плечо Дзина и потянулась рукой вперед. — Я поменяла протоколы, — от прикосновения её пальца с панелью двигатель заработал.
— Когда приедем, сразу же все исправишь, — наиграно сквозь зубы процедил Дзин.

Парень и девушка мчались по шоссе обратно к огромному зданию дзайбацу «Мисима». Томила крепко обхватила руками Дзина, сидя за ним. Прижимаясь всем телом к нему, даже сквозь одежду она ощущала тепло. Это согревало лучше, чем плащ, одолженный Кадзамой и развевавшийся позади. Внутреннюю часть бедер, плотно прижатых к бедрам Дзина, покалывало так, будто между телами проскакивали искры. Щека покоилась на спине парня, а перед закрытыми глазами пролетали островки света. Не это ли настоящее наслаждение от общения между двумя неравнодушными людьми?
Хотя Томила действительно не была уверена в ответных чувствах. Она не смела посягать на сверхчеловека. Слишком обычная и слишком заурядная.
Дзин, если и имел какие-то чувства, то прекрасно скрывал их. Легкая полуулыбка с чуть приподнятыми уголками губ, которую Томила не могла видеть, не покидала лицо всю дорогу.

***
— Где вы были? — спросила Нина, когда байк въехал в гараж. Наемница имела честь наблюдать, как Томила обхватив руками Дзина сзади всем телом прижималась к спине её друга. От вопроса Томила встрепенулась.
— Купались! Вода просто отличная, — съехидничала девушка. Уильямс, до этого сверлившая её взглядом, лишь покачала головой и посмотрела на Дзина. Тот согласно кивнул не проронив ни слова.
Нина нарочито громко и с раздражением вздохнула.
— Пока вы развлекались, кое-что произошло…

Томила лишь мельком видела фотографию на планшете, когда Нина передавала его Дзину.
— О, да это же Ларс! — вскрикнула девушка, заметив необычную прическу с торчащими вверх пучками волос. — Он точно укладывает волосы дольше тебя, — засмеялась девушка, но заметив серьезные лица перед собой, тут же запнулась.
— Ты знаешь его?
— Он новый… персонаж… — прошептала последнее слово девушка, — серии. Но поскольку я так и не прошла основную кампанию, то не знаю ничего. Он нашел Алису Босконович в начале и это все, что я знаю, — искусно соврала девушка. Стоило ли ей спойлерить раньше времени обо всем, что она знала из статей и форумских посиделок? Определенно, пока что не стоило раскрывать главный секрет Ларса, пока Томила не обдумает, какие это может иметь последствия.

***
— Теперь ты, Томила, уже хоть не так беспомощна, как в день нашей встречи, — заключил Дзин, блокируя атаку девушки. Сегодня он был одет лишь в штаны, без куртки, — Но тебе предстоит продолжать учиться.
— Я знаю эту философию, не трать наше время, — заворчала Томила и, сделав огромный мах ногой вперед, попробовала достать противника. Но тот увернулся.

Перед Томилой стояла сложная задача. Нужно было победить Кадзую. А кто подойдет лучше для прокачки, нежели его сын, обладающий такой же, если не большей, мощью. После долгих часов однообразных упражнений, множества травм, разбитого носа, кучи синяков, Томила усвоила урок — одной лишь силой Кадзую и Дзина не победить. Да, её комплекция вкупе с интенсивными тренировками вполне позволяла выполнять достаточно мощные удары, но обладателей дьявольского гена даже невозможно вымотать. Поэтому тактика уходов тоже не сработает — сам вымотаешься быстрее. Весь упор можно было делать лишь на точность движений.

Томила захотела атаковать Дзина ногой с разворота, но тот уклонился и тут же дезориентировал девушку апперкотом. Мощный нисходящий удар правой рукой буквально прибил Томилу к полу. Девушка перекатилась очень вовремя, так как в миллиметрах от её лица пролетела стопа Дзина, выполняющего лоу-кик. Томила начала делать кувырок, чтобы не только встать, но и увеличить расстояние между ею и Дзином. Кто мог ожидать, что ей в пятую точку прилетит отличный фронт-кик.
— Эй! — возмущенно выкрикнула Томила, чуть надув губки. — Так не честно!
— Бить в пах тоже не честно, — сказал Дзин, пригибаясь и делая несколько прямых ударов руками. Томила, понимая, что от этой атаки не сможет ни защититься, ни уйти обычным уворотом, в буквальном смысле упала на пол на спину.
— Ты хочешь мне о какой-то чести прочитать лекцию? — процедила она, перекатываясь от мощного удара кулаком в пол. — Мне нужно было победить Лэя любой ценой, чтобы уйти.

Интересным в бою с Дзином был тот факт, что очень сильные удары можно было явно предвидеть по мелким искоркам, проходящим по его телу и рукам. Эта сила досталась ему от деда Хэйхати и прадеда Дзимпати. А в момент, когда атакующая конечность приближалась к противнику, то молнии становились больше и ярче, издавали характерный треск. Такие атаки в большинстве случаев выводили обычных оппонентов из игры, а более опытные оказывались дезориентированными.
В этой силе было что-то страшное, но в то же время гипнотическое. Энергия переливалась и приковывала взгляд.

Томила с радостью бы полюбовалась лицом с изумительными бровями и губами, если бы не была занята.

Конечно, Томила не могла повторить многих приемов, которые Дзин изучал много лет, тренируясь с самого детства. Но все же он постарался, дабы она могла чем-то ответить любому противнику.

Томила ударила Дзина по голени из положения лежа и, переведя вес на руки, встала посредством колеса. А чтобы не получить в процессе выполнения пинок, она попыталась ударить Кадзаму ногами.

— Молодец! Даже вставать с пола нужно правильно, не давая противнику достать тебя.
— Знаю я! — раздраженно крикнула Томила и бросилась в атаку. Она выполнила удар ногой с разворота, но не остановилась на этом. Наклонившись, она по инерции продолжила движение тела в круговом движении добавив при этом поочередные удары ногами. И так несколько раз подряд. Первый удар Дзин пропустил, а остальные пришлись на руку, отлично защитившую голову.

Томила же, не успев вернуть себе равновесие, получила апперкотом в нос. Схватившись за него, она тут же поняла по из ниоткуда взявшийся влаге, что ей опять его разбили. Можно было объявить тайм-аут и продолжить чуть позже, но… Дзин не хотел делать поблажек, а Томила хотела наконец-то понять сколько выдержит, если никто не будет её жалеть. А ведь Кадзуя не будет ждать, пока она приведет себя в порядок.
Две тоненькие струйки крови образовались под носом, а капельки весьма соблазнительно начали очерчивать линию губ. По решительному взгляду Томилы, утирающей кулаком нос, Дзин все понял и просто начал свою атаку. Удар ногой с разворота пролетел по воздуху и не нашел цели, так как девушка ушла от него, просто пригнувшись. После этого она выполнила безупречный лифт-кик. Оба восходящие пинка правой и левой ногой подбросили противника. Она попыталась ударить пяткой в лицо упавшего Дзина, но нога была остановлена блоком.
Дзин подал руки немного на себя и сделал сильный толчок. От него девушка потеряла равновесие. Противники поднялись почти одновременно. В момент, когда девушка выполнила прямой удар рукой, Дзин перехватил её и потянул на себя. Томила прекрасно помнила этот захват, и ей совершенно не хотелось получить по голове ногой и потом по лицу, когда та будет возвращаться в исходное положение. Она наклонилась сильнее и второй рукой оттолкнула противника. Дзин по инерции сделал два шага оказавшись спиной и левым боком к противнице. Не долго думая, Томила сделала рывок, поворачиваясь при этом спиной, хватая руки Дзина и заламывая их назад. После этого последовал бросок через спину с характерным хрустом одного из плечевых суставов.

Дзин поднялся резко, игнорируя боль. На лице ни одна мышца не дрогнула, когда он вправил себе сустав. При этом ему пришлось еще и отклониться от пары ударов ногами, исполненных в сальто Томилы. Ловкости и точности Дзина можно было позавидовать. Его движения отдавали грацией, которую неопытный боец даже не видел. А ведь в первую очередь в глаза бросались телосложение и накачанное тело.

Томила не раз отмечала, что ей безумно нравится наблюдать, как на больших мускулах Дзина проступает рисунок из жил при сильном напряжении. В этом было что-то… возбуждающее и красивое. Если бы вдруг они стали парой, то она почувствовала бы в нем крепкую опору и нерушимую стену. Но это было из области сказки, в которую могла верить прежняя Томила, наивная и слабая. Сейчас она чувствовала, что меняется. Становится другой. Такой же ранимой и незащищенной внутри, но обрастающей панцирем из сарказма и физической силы. Если сравнить какой она была и какой стала, то изменения были разительные. Даже если рассмотреть только аспект внешности. Живот исчез и начал уступать место рельефу пресса. Не было уже безмерной расслабленности и «рыхлости» ягодиц и мышц ног. Отчетливо оказались видны бицепсы на руках. И это за весьма короткий период времени.
Как-то Дзин сказал, что у Томилы врожденная предрасположенность к боевым искусствам, гимнастике или каскадерству. Благодаря тому, что Томила не отвлекалась на учебу в универе или работу, у неё была возможность посвятить всю себя боевым искусствам.
Кадзама обучил девушку не только традиционному стилю каратэ, которое знал, но и стилю его мамы, Дзюн. Удивительно, но эта смесь очень подходила Томиле. С одной стороны можно было использовать мощь и точность традиционного стиля, а с другой акробатику и грациозность стиля Кадзама.

Дзин хищно улыбнулся и бросился к противнице, схватил за руку и притянул к себе. На мгновения их взгляды встретились. Томиле пришлось усилием воли отбросить любое вожделение, подкатывающее к горлу. А Дзин лишь улыбнулся уголком губ. Было совершенно непонятно, понял ли он, что происходит и было ли это его насмешкой над Томилой, или он просто смаковал то, что сейчас должно было произойти.
Он наклонил Томилу назад через колено, заламывая при этом левую руку. Это отлично помогло девушке абстрагироваться от отвлекающих мыслей. Она знала, что дальше произойдет и морально приготовилась к этому. Мир вокруг замедлился, и ей пришлось лишь беспомощно наблюдать, как Дзин перебрасывает её через себя, а потом в прыжке впечатывает лицом в пол.

Боль была адская. Дзин не пожалел девушку, но и вложился в прием не полностью. Томила осталась лежать на полу.
— Вставай, — скомандовал Кадзама.
— Нет, я тут… полежу, — простонала девушка, подкладывая под щеку здоровую руку. Из носа кровь уже лилась на татами, а плечо болело невыносимо. — Тут мягко и хорошо.

«Кажется она еще не готова ко встречи с Кадзуей», — подумал Дзин, направляясь к небольшому шкафчику за полотенцем и аптечкой. Он вернулся, бросил их рядом с девушкой и стремительно ушел прочь.

Томиле пришлось-таки сесть. Позатыкав ноздри ватками, скривившись от боли и закусив до крови губу, она таки вытерла кровь с татами, как и положено по правилам поведения в додзё. Дальше, вправить себе руку об косяк двери не составило труда. Поскольку Дзина не было в поблизости, то аккомпанементом к хрусту пришлись тихий вскрик и стон.

***
Дзин в ярости ударил по столу, когда оказался в своих апартаментах и буквально свалился в кресло. Он с досадой уставился в окно.

До этого спарринги были менее жестокими по сравнению с сегодняшним. Раньше Дзин не использовал свою силу на полную. Так разве можно было удивляться произошедшему и надеяться, что в первый же настоящий бой Томила сможет выиграть?
Дзин втайне был очень рад, что ему попался весьма способный человек в ученики, но ей не хватало опыта. Тренировки и так длились почти полгода. Для среднестатистического взрослого человека успехи Томилы были просто фантастическими.
Обдумывая все это, Дзин заметил, что практически успокоился. Ведь действительно не произошло ничего из непредвиденного. Он и раньше моделировал такой бой. И со скрытой гордостью Кадзама признался себе, что Томиле все же удалось его удивить. Она попыталась, и ей практически удалось импровизировать.

— Что случилось? — раздался голос за спиной.
— Ничего, — тихо процедил Дзин, надевая на себя маску безразличия.
— Ты уверен?
— Абсолютно.
— Она не оправдала твоих ожиданий? — с нажимом спросила блондинка.
— Уильямс, ей просто нужна практика. Что у тебя? — спросил Кадзама, давая понять, что обсуждать с Ниной ничего не хочет. Он всегда называл её по фамилии в такие моменты.
— Есть успехи в твоем проекте. А еще новости про Ларса.

АВТОР написал(а):

Для таких, как я, получающих удовольствие от боевки, даю ссылки на

Move List Дзина Кадзамы


https://www.youtube.com/watch?v=WAqncpv … 3VQ7SdWels

▲ Содержание

0


Вы здесь » Ролевая игра "Аркания" » Творчество игроков » Нежданный подарок судьбы‡Фанфик по видеоигре Tekken.