/files/0015/57/bb/10001.css /files/0015/57/bb/10002.css /files/0015/57/bb/10003.css /files/0015/57/bb/10004.css? /files/0015/57/bb/10005.css

Сыграй пока ждешь

20
48

Ролевая игра "Аркания"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра "Аркания" » Творчество игроков » Воспоминания: вторая глава‡Продолжение фанфика "Воспоминания".


Воспоминания: вторая глава‡Продолжение фанфика "Воспоминания".

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forum4.ru/i/blank.gifВоспоминания: вторая глава

Статус: В ПРОЦЕССЕ
Автор: Lidia-Lada
Бетта: Алан
Гамма: FKONE
Вселенная: фильм "Черапашки ниндзя-2" 2016, Доктор Кто.
Персонажи: Леонардо/ОЖП, Леонардо, Рафаэль, Донателло, Микеланджело, Сплинтер, Доктор, ТАРДИС, Шреддер, Крэнг, ОЖП, ОМП
Рейтинг: PG-13.
Жанр: романтика, флафф, фантастика, детектив, экшн (action), психология, философия, дружба, кроссовер.
Размер: Макси.
Краткое описание: Пока Доктор не вернулся, семья мутантов вместе с Оливией живут дальше. На Земле у них достаточно дел. Новые друзья и враги, запутанные дела и интриги.
Предупреждения: ОМП, ОЖП, ксенофилия.
Разрешение: кому это надо? Но если вдруг - сначала спросите.
Другие публикации: ficbook.net ninjaturtles.ru fanfics.me archiveofourown.org turtlepower.ru litnet.com author.today
Драбблы-вбоквелы:
Вы что, больные?
Герпетологи
Друзья и враги

http://s5.uploads.ru/C81z4.jpg

От автора: Продолжение фанфика Воспоминания

История обретает в голове уже законченную форму, но стабильности в выходе новых глав, увы, я не могу гарантировать.


[url&#p6258-2]#p6258-2[/url]http://forum4.ru/i/blank.gifСодержаниеhttp://forum4.ru/i/blank.gif

1. Вместо пролога
2. Все, как обычно
3.
4.
5.
6.

7.
8.
9.
10.
11.
12.

13.
14.
15.
16.
17.
18.

[html]<style>.punbb .post-content p {padding-top: 0.5em!important;}</style>[/html]

0

2

http://forum4.ru/i/blank.gif
Вместо пролога

Примечания

Продолжение. очередные эксперименты. Не бойтесь, больно не будет. Попытаюсь удивлять и радовать. Но систематически, увы, не получится.

[i]P.S.: Если еще не все стало понятно, не отчаивайтесь. На меня влияет игра "Тургор". И все скоро прояснится. Это же ТАРДИС, с ней всегда не просто.[/i]

О! Ты тут?! Неужели ветры Времени занесли тебя сюда? Ты спишь или бодрствуешь? Не отвечай, я все уже знаю. Я читаю твои мысли сквозь толщу времени и пространства так же легко, как рассекаю на их волнах доставляя своего пилота, куда ему хочется… Или куда ему нужно попасть. Что ж поделать, если мои схемы были повреждены и я иногда могу сама принимать решения. Может, поэтому он выбрал меня тогда? Старушку, как меня иногда называет, способную творить всякие шалости. Мы нашли друг друга, и наш путь закончится одновременно. Мы связаны сильнее, чем молекулы в веществе или звезды во Вселенной. Доктор всегда найдет меня, как и я своего Доктора. Мы стремимся друг к другу сильнее влюбленных, сильнее силы гравитации в черной дыре. Так уж случилось, что два одиноких существа обрели цель, лишь объединившись. Думаешь, это любовь? Глупости. Мы выше этого. Думаешь, дружба? Возможно. Это преданность. Величайшее топливо наших душ.

Да, понимаю, тебе уже надоело слушать. Не переживай. Перехожу к самому главному.

Знаешь, ты — особенное существо. Потому что, обычно, когда я обращаюсь к кому-нибудь, то меня просто не слышат. Но ты слышишь, ты чувствуешь меня даже с учетом того, что нас разделяют миры, времена, измерения. Я чувствую, что слышишь, я вижу картинки в твоей голове. А ты ведь тоже видел мои? Те, которые мне нравится вспоминать. Хочешь узнать продолжение этой истории? Шучу! Знаю, что хочешь. Тогда открой свой разум еще шире.

▲ Содержание

0

3

http://forum4.ru/i/blank.gif
Все, как обычно

Примечания

Продолжение. очередные эксперименты. Не бойтесь, больно не будет. Попытаюсь удивлять и радовать. Но систематически, увы, не получится.

[i]P.S.: Если еще не все стало понятно, не отчаивайтесь. На меня влияет игра "Тургор". И все скоро прояснится. Это же ТАРДИС, с ней всегда не просто.[/i]

***
     С исчезновением Шреддера преступная деятельность клана Фут поутихла. Лишь однажды Оливии с Леонардо удалось поймать небольшой отряд на краже оружия и оборудования у конкурента, а потом и вовсе явные признаки существования Фут исчезли.
Донателло предполагал, что они вернулись на родину, в Японию. И, продолжая подпольную деятельность, тихо ждали своего господина. Караи не высовывалась из тени, но взломанные Оливией счета говорили, что клан продолжает творить свои дела.

Появление Оливии в семье, знакомство с Доктором и ТАРДИС, странное путешествие на Луну — все было уже в прошлом. Повелитель времени уже давно должен был вернуться. Почему неделя тянулась уже второй месяц, было совершенно непонятно. Но это время не было потрачено на бессмысленное ожидание.
После смены руководства в Институте, когда-то принадлежавшем Виктории Экхарт, Оливия решила, что враг, возможно, затаился, но рискнула начать свое дело. Память Миры, считанная во время их обмена личностями, не давала четкого ответа, умерла ли та жуткая женщина из кошмаров Ливии. Казалось бы, можно все-таки расслабиться, но девушка соблюдала осторожность. Она перекрасила волосы в рыжий и проводила какое-то время в городе днем, пока её семья спала.
Черепахи с их отцом-крысой не изменяли своему режиму. Тренировки, развлечения, еда и сон — самое основное, что можно было себе позволить тем, кого общество не готово было принять. Заверения Ребекки Винсент не казались особо надежными.
Люди в большинстве своем трудно воспринимают не похожих на себя. Стоило ли рисковать и раскрываться? Не стоило. Остаться в тени и продолжать жить, изредка помогая родному городу — это была свобода. В ней было что-то даже романтичное, как безответная любовь. Почти постоянные вылазки по ночам, совершенствование своих навыков — неотъемлемая часть жизни черепах-мутантов-ниндзя. Зачем толпы репортеров и кучи зевак? Они лишь станут преградой на пути к свободной жизни. А ветер, свистящий в ушах, мрак, скрывающий тебя, воздух, пропитанный всеми красками чужих жизней — разве они стоят вспышек и щелчков фотоаппаратов? Конечно же нет. Даже ресурсы, которые люди могли дать Донателло, не стоили того, чтобы стать птичкой в золотой клетке.
Сплинтер был готов принять любое решение своих сыновей. И он разделял то, которое они приняли. Он радовался, что они оказались неподкупны. Сам крыс больше времени проводил в медитациях. Старость не делала из него немощное существо. Он просто любил всегда быть в стороне от активных действий, чтобы смотреть более объективно на происходящее.

***
Этот день начался как обычно. Нужно было быстро привести себя порядок и успеть на утренний сбор в додзё. Ученики Сплинтера выстроились в шеренгу, ожидая его самого. Старый крыс появился без опозданий, он выполнил все ритуальные действа и отдал команду «сэйдза»*¹. Черепахи и девушка отточенным движением приняли позу сидя с прямой спиной и сжатыми кулаками на верхней части бедер. Их головы были направлены прямо вперед в почтительной манере. Далее по традиции следовала медитация. За эти несколько минут ученики должны были успеть очистить разум от отвлекающих мыслей и сосредоточиться на тренировке. Удавалось ли это всем? Удавалось ли в равной степени? Вряд ли. Сложнее всего приходилось Микеланджело. Его в тот момент безумно беспокоил недобитый босс в одной из любимых видеоигр. Возможно, недалеко от него ушел Рафаэль. Уже несколько дней он ходил то растерянный и даже непривычно погруженный в себя, то злой и огрызался во все стороны. Донателло же легко было сосредоточиться на поставленной задаче. Пусть даже медитации он и не любил, потому что ему всегда хотелось проводить время, отведенное на тренировки, в своей лаборатории или гараже. Оливия относилась ко всему по-философски. Медитация была частью её «религии», оформленной ведами. Леонардо же был истинным почитателем японской культуры и традиций. Он не просто выполнял ритуалы, поклоны, он жил и дышал этим.

— Оливия, дочь моя, подойди, — скомандовал сэнсэй.
— Да учитель, — почтительно произнесла девушка, встала и подошла к нему.
При этом остальные продолжили сидеть в сэйдза, лишь Микеланджело выразил свое удивление, скривив лицо в гримасе «Чё?». Сэнсэй Сплинтер совсем недавно вызывал Оливию для поединка при черепахах. Кроме этого она тренировалась с черепахами по одному, а с сэнсэем — последней. Это показалось странным не только Микеланджело. Но в отличие от него остальные скрывали свои эмоции. Даже Рафаэль при его врожденной несдержанности. Ему-то какое дело к этому, правда?
— Сегодня у тебя есть возможность показать, чему ты научилась, — без тени пафоса произнес крыс, — Бой без правил.

Сейчас эмоции черепах не выдержали натяжения:
— Ничего себе-е, — протянул Майки, его широко открытые глаза лучились восторгом, он уже позабыл недобитого компьютерного босса.
— Надо же, — пробормотал Донни, оценивая мастера и сестру своим традиционным дотошным взглядом. «Может заболели? Нет, все показатели в норме», — подумал он, снимая свои окуляры.
— Вляпалась, — прокомментировал Рафаэль, сузив глаза.
— Это интересно, — нарушив правила, произнес Леонардо. Его умиротворенный взгляд загорелся искренним интересом.
Учитель посмотрел в их сторону, лишь взглядом призывая к тишине. Они знали и научились понимать его без слов. Любое движение с детства заучено навсегда: будь-то движение рукой, либо еле заметное поднятие брови и подрагивание усов.

— Оружие? — коротко спросила Оливия.
— Если хочешь. Я не запрещаю взять оружие, даже поменять во время боя если успеешь, — в голосе просквозила усмешка, а в глазах засветилась задоринка. Здесь явно намечался не традиционный тренировочный бой.
— Простите, а Вы пользоваться хвостом будете? — шепотом произнесла Оливия с растерянностью на лице. Тугодумство явно не было её чертой, но что-то в голосе учителя было странным.
— Кто знает? — спросил Сплинтер проведя рукой по бороде и усам, — Когда перед тобой будет враг, разве возможно проверить будет ли он драться честно? — философским тоном начал сэнсэй.
Среди остальных учеников прошел тихий гул из охов удивления и вздохов.

Противники поклонились друг другу и приняли боевые стойки. Это не был их первый бой, но Оливии еще ни разу не удавалось победить крыса. Если на секретном объекте, где её когда-то держала Виктория Экхарт, девушке удавалось побеждать своих инструкторов, то тут она всегда оказывалась позади. Что это было? Самоуверенность девушки? Или исключительные способности хоть мутировавшей, но всё же обычной крысы? Или же, может, не совсем обычной?
Девушка решила начать бой врукопашную. Если ей удастся победить сэнсэя без оружия, то это будет показателем её мастерства. Еще лучше, если он будет пользоваться своим хвостом — так будет только сложнее, а трудности Оливия любила больше всего. Когда-то ей было страшно, но теперь любая проблема была для неё поводом радоваться. Сказать, что это изменение вызвало удивление у семьи — это ничего не сказать, но они постепенно начали привыкать.
Ливия уже не совершала сумасбродных поступков, как Раф, она шла на риск, если он был оправдан. Если когда-то она взломала счета клана Фут без должной подготовки, то теперь девушка бы заранее просчитала все. Повлиял ли на неё Лео? Да, в отношениях всегда так. Повлияло ли на неё приключение на Луне? Безусловно, в большей мере, чем могло бы показаться. При этом Ливии не было чуждым чувство юмора, и они с Майки успешно разыгрывали братьев. Оливия очень любила помогать Донни с его проектами, но часто она мимолетно указывала ему на недостаток или хвалила изобретение и исчезала, зная как тот любит мастерить в одиночестве. Это была его особая медитация…

Крыс завел правую руку за спину, а левой ладонью поманил Оливию, показывая этим, что уступает право первой атаки.
Девушка сделала рывок и, подпрыгнув, нанесла несколько ударов ногами. Сплинтер поймал Ливию за правую ногу и перебросил противницу себе за спину. Она, оказавшись на полу, попыталась своей ногой сбить с ног Сплинтера, но крыс выполнил сальто и ушел от атаки и молча ждал, пока противница встанет с пола. После этого сэнсэй пошел в наступление, целясь правой рукой в голову ученице. Она же, согнув руку ладонью к себе, блокировала удар. Тут же вторая рука Сплинтера оттолкнула блок, и последовал ещё один прямой удар. На этот раз Оливия закрылась согнутой рукой, направляя ладонь вниз. Потом последовали атаки боковыми ударами, которые так же были встречены блоками. Затем серия усложнилась ударами снизу. Движения крыса были быстрыми и точными. Обычный человек не успевал бы реагировать, только тренированный духом и телом. Противники не стояли на месте, их ноги тоже совершали сложный диалог. Ни один шаг или подъем ноги не был сделан просто так.
Девушка попыталась ударить пяткой по голени. Но Сплинтер приподнял ногу и сделал атаку бесполезной. Дальше последовала обоюдно странная серия шагов и подъемов ног. Казалось, будто противники пытаются станцевать какой-то боевой танец, в котором важным было оттоптать стопы друг другу.
Бой действительно выглядел впечатляюще. Сплинтер и Оливия казались похожими на вихрь, и никто не уступал ни в силе, ни в ловкости, ни в грациозности или точности. Но, по сути, ведущим был сэнсэй. Девушка же попыталась нарушить эту безупречную гармонию, контратаковав наотмашь правой рукой, тыльной стороной ладони.

Сплинтер перехватил девушку за руку и дернул так, что она потеряла равновесие. Не дожидаясь падения, он схватил её за плечи и броском отправил аж на край татами. Оливия грациозно извернулась в воздухе и приземлилась на руки и ноги. Со стороны она казалась хищником, готовящимся к атаке. Сделав рывок, она преодолела всю тренировочную зону и оказалась очень близко к сэнсею, в самой опасной зоне — так называемой интимной зоне. Она атаковала коленом, заставляя учителя прикрыться, но в последний момент выпрямила ногу и повернула корпус так, что удар пришелся голенью в бок. Это заставило Сплинтера отойти на шаг.

— Скажите сэнсэй, — начала Оливия, уклоняясь от хвоста, — откуда вам известны секреты боевых искусств?
Крыс на мгновение замер, собрав усы и бороду в руку, и легким движением будто отбросил их в сторону. Это означало, что сейчас последуют поучительные речи. Вперемешку с изобретательными атаками.
— Я уже рассказывал, — с хитринкой в глазах ответил Сплинтер, уклоняясь от серии прямых и боковых ударов руками.
— Вы про книгу? — девушке тоже пришлось уклоняться от отточенных атак своего учителя. — В это могла поверить Эйприл. Но не я, — девушка перевела дыхание, — Мне-то известно, что такому мастерству по книге не обучишься.

— Что она удумала? — прошипел Раф сидящему справа Леонардо и получил тычок посохом от Дона слева, — Эй! — зарычал бунтарь.
— Дай послушать, — невозмутимо прошептал умник, — Мне эта история давно интересна.
— Почему ты молчал? — раздался тихий голос Лео.
— Ждал пока сэнсэй сам все расскажет. А ты? — Дон чуть наклонился, чтобы увидеть лицо брата.
— Тоже ждал.
— Заткнитесь оба! Достали! — шикнул Раф.

— Ты права, — сказал сэнсэй, выставляя блок локтю правой руки Оливии, который по дуге был нацелен сверху по голове. Тем же локтем с небольшим замахом девушка ударила противника, целясь в солнечное сплетение. Причем она переместилась еще ближе и развернула корпус боком, а сама атака была быстрой и сильной, направленной назад и вбок. Крыс успел уйти от удара в последний момент. Сплинтер увернулся, схватил Оливию за плечо, и ловко выполнил подсечку. Окрыленная своей недавней выходкой девушка быстро потеряла преимущество, зазевавшись лишь на долю секунды, и оказалась на татами. А сэнсэй продолжил:
— Книга оживила воспоминания.

— Сработала как триггер! — неожиданно для себя и остальных, возбужденно выкрикнул Дон, но тут же виновато извинился, склонив голову.
— Где же вы обучились всему? — с вызовом задала вопрос Оливия и выполнила подъем с пола разгибом через проходящий мостик, а именно быстро подтянула колени к себе, резко вытолкнула ноги вверх, будто вставая на мостик, одновременно оттолкнулась руками и плечами от пола.
Оливия любила задавать конечные вопросы минуя тонны «воды». Сплинтер это знал, и понимал нестандартность мышления ученицы.
— До лаборатории я был питомцем одного мастера. Искусного мастера. Звали его Хамато Йоши. Я следил за его тренировками, — при этом противники обменивались атаками, контратаками и блоками, а дыхание учителя даже не сбилось, — Когда его убили, то его друг забрал меня в лабораторию…
Лица пяти учеников Сплинтера вытянулись в Удивлении.
— Не может быть… — с трудом выговорил Лео.
— Вот же блин, — разочаровался Дон, ожидая, видимо услышать какую-то более невероятную историю.
Раф бессвязно выругался.
— Вау! — наконец раздался голос Майки, а ведь он столько времени молчал. Может думал про остатки пиццы в холодильнике?
— Сакс или отец Эйприл? — одновременно спросили Оливия и Донателло.
— Мистер О’Нил.
— Теперь понятно, почему она для вас так важна, — сказала Оливия.

Противники продолжили бой. Крыс и девушка снова превратились в вихри. Боковой удар левой, блок, прямой правой, блок, удар левой ногой снизу, блок, боковой правой, блок и так могло длится почти что вечно.
Сплинтер подгадал удобный момент, когда его левая согнутая в локте рука встретила атаку Оливии. Тут же он разогнул руку, и ладонь оказалась на шее девушки сзади. Крыс резко дернул вниз. Чтобы не упасть лицом, девушке пришлось сделать боковое колесо. При этом с самого начала Сплинтер держал правой рукой вторую руку девушки.
Далее он нанес удар ладонью в грудь. Оливия упала, закашлявшись. Спустя минуту сэнсэй помог даме подняться.

Встав друг напротив друга, Сплинтер и Оливия поклонились. Ей еле удалось проглотить свое поражение. Нравилось ли Оливии быть побежденной? Совершенно нет. Это било по самолюбию и толкало тренироваться лучше. Но Оливия постоянно терпела фиаско от сэнсея. При этом Лив не раз ловила колкий взгляд Рафаэля и понимала, что он не со зла, но хоть так мирился со своими поражениями в спаррингах с девушкой. Утешал себя, что и она тоже не всесильна. Донателло реагировал на проигрыш Ливи учителю спокойно и иногда добавлял конструктивные комментарии. Леонардо имел привычку ободряюще улыбаться. А потом тихо хвалил за удачные приемы. Микеланджело, как правило, вскакивал, заключал Оливку в объятия, обещая накормить вкусняшкой, а потом получал по голове палкой учителя за нарушение дисциплины. И все равно продолжал это делать.
— Дети мои. На сегодня закончим, — внезапно сказал Сплинтер, чем вызвал волну недоумения у остальных учеников. Самым разочарованным оказался Леонардо, он относился к тренировкам с огромным почтением, постоянно проявляя рвение и интерес.
Ученики снова выстроились, поклонились учителю, произнесли: «Ос». Дальше последовала присяга додзё, а потом — короткая медитация.
Оливия не раз отмечала, что правила, которым ниндзя следуют в додзё не во всем, но во многом такие, как в карате Киокушинкай. Это тоже боевое искусство, но почему? Она не решалась спрашивать сейчас.
Учитель поклонился и поспешно покинул додзё. Все знали, что он отправился в свои покои. Прошлое, которое так беспощадно расшевелила Оливия, отзывалось болью, хотя крыс отлично скрывал это.

Сегодня в додзё был относительный порядок, поэтому ученики быстро справились. Даже болтливый Майки был тих, что явно было странно.

***
Натан Купер постучал в дверь. Ему открыл худощавый парень среднего роста с копной нечёсаных русых волос. Глаза слезились, он явно перетрудился и организм уже был на грани отключки.
— Да? О, Боже, не-е-ет… — прошептал парень и в его стеклянных серых глазах зажегся огонек.
— Мне нужна твоя «стоокая», — коротко ответил Купер, заходя в небольшое помещение-студию, начисто лишенную какого-то порядка. Разбросанные запчасти приборов и платы четко говорили о призвании парня. Таких, как он, обычно, называли гениями, поскольку они были исключительно хороши в своем деле. А в остальном, как правило, были не особо развиты.
Нос Натана уловил запах подпорченной еды из коробки, которая бесхозно валялась на полу. У человека, привыкшего к порядку, у которого даже лезвия бритвы выложены по всем законам перфекционизма, вид квартиры вызывал отвращение.
— Ты когда-нибудь убираешься? — бесцеремонно спросил он.
Но парень не ответил на вопрос, а перешел прямо к делу:
— Что именно надо? — бодро спросил он, следы сонного состояния будто сняло рукой.
— Мне нужно найти её, — с этими словами Купер вытащил из кармана пиджака копию фотографии. На ней была изображена бегущая молодая девушка со светлыми волосами в белом спортивном костюме, который состоял из облегающего топа и спортивных штанов. Сомнительное качество фото неплохо передало красивую внешность беглянки: овальное лицо, миндалевидные глаза, аккуратный нос и пухлые плотно сжатые губы, атлетическое стройное телосложение.
— По вывеске, дате я могу попытаться определить место.
— Я знаю, где было сделано фото. На пересечении Пайк-Слип (Пайк-Стрит) и Монро-Стрит. Мне нужно чтобы ты определил откуда она бежала и где скрылась.
— Это будет сложно, — неуверенно ответил парень.
— Я знаю как работает твоя программа, — холодно ответил Купер и принялся брезгливо очищать от высокотехнологичного хлама ближайшее кресло.
— И все равно процедура сложная. Мне нужно будет использовать мощность компьютеров какой-то крупной организации, — начал оправдываться гений, но отсканировав фото, запустил программу.
— Чед, — Купер внимательно посмотрел в глаза парню, — просто сделай это, — тон был такой, что Чед не мог противиться Натану. В голосе сквозило таким смертоносным холодом, что парень даже подумал, что взламывать правительственные организации не так сложно, как перейти дорогу своему знакомому.
Когда-то Купер спас Чеда Дженкинса от гангстеров, которые хотели заполучить таланты последнего. Но в уплату долга иногда пользовался услугами парня.

Прошло много времени, а Натан Купер даже не шелохнулся, он сидел, уперев локти в подлокотники, а ладони сложил домиком, соединив лишь кончики пальцев. Победный окрик Чеда вывел наемника из размышлений.
— Я смог! Сначала я использовал ресурсы… — дальше началось перечисление правительственных организаций, которые тому удалось взломать. — Я разделил процесс на составляющие. Все они выполняли лишь часть запроса, чтобы не было заметно, что кто-то влез в их систему. Сейчас должен появиться результат. Все снимки, видео с камер наблюдения и устройств прохожих были проанализированы. Вот маршрут и вот все материалы, — победно указал Дженкинс на папку.
— Скопируй сюда, — Натан вытащил из другого кармана пиджака флешку.
— И сотри у себя, чтобы не было следов. Надеюсь у тебя хватило мозгов позаботиться о безопасности?
— Обижаешь, — скорчил мину Чед, слова Купера действительно его задели.

— До встречи, — коротко попрощался Натан Капер и ушел.
— Теперь я всю жизнь буду у него на побегушках, — выдавил из себя Дженкинс, обращаясь к закрытой двери.

***
ТАРДИС тревожно запищала, оповещая своего пилота про новое сообщение. В этом послании было лишь несколько слов, которые были зачитаны Доктором вслух:
— На Кеплере проблемы. Захватите рептилий, — недоуменный взгляд отразился в стекле дисплея, — А! Так вот оно что! — теперь выражение лица приобрело другой вид: оно выражало истинный интерес и восторг от предстоящего приключения.

***
Оливия внимательно изучала фото на своем планшете. Она нашла его в архиве, куда пробраться было не так уж сложно, а несколько программ отлично маскировали прорыв системы безопасности.

Они с Донателло постоянно обновляли ПО, дописывая части кода поочередно, ведь век новых технологий оказался весьма быстрым. Компьютерную защиту пытались обновлять постоянно с учетом развития хакерской сети, порождающей все новые вирусы.
Ум, доставшийся Оливии от Доктора, опережал земное время. Ум, которым обладал Донателло, возвышал его не только над людьми, но и другими представителями Вселенной. Чего стоила попытка понять ТАРДИС. Дон и Ливи не раз обсуждали эти её технологии. И девушка чувствовала, что он скрывал что-то. Но у них было негласное правило — не лезть в душу без спроса. Напролом соваться в эти дебри было чревато непредвиденными последствиями.

Ливия рассматривала лицо незнакомого человека, пытаясь построить его образ. Физиогномика как нельзя кстати помогала ей в этом деле. Конечно, эту псевдонауку нельзя было принимать стопроцентно, но в подавляющем большинстве случаев анализ оказывался верным.

Хамато Йоши отличался необычной формы лицом — грушевидным, наиболее широким в области челюсти и немного сужающимся к вискам. Это характеризовало его как активного человека, стремящегося всё время что-то делать. Он, скорее всего, был решительным, упорным, но вполне мог проявлять грубость, бессердечие и суровость. Отличная черта для сэнсея школы карате Киокушинкай. Характерные восточные, но в то же время, «драконьи» глаза кругловатой формы и нижним веком слегка направленным вверх, вполне можно было считать благоприятным признаком. Внимательный взгляд этих глаз выражал властность и приковывал к себе. Прямые густые брови, присущие натурам, способным подчинять себе окружающих и находить выход из трудных ситуаций. Хотя в то же время вместе с глазами создавался дружелюбный образ. Пропорциональный прямой нос создавал впечатление спокойствия на лице. Что тоже было немаловажным для сэнсэя. Хамато Йоши был обладателем гармоничного, среднего размера рта с несколько пухлыми губами, а вместе с этим — таких черт, как доброта, сердечность, практичность, затрагивающую все аспекты жизни. Широкий, немного выступающий острый подбородок вполне можно было счесть за признак решительности и быстроты натиска, но и возможными агрессивностью и честолюбием.*²
«Такой человек вполне успешно мог развивать свою школу и добиться небывалых успехов… Если бы его не убили…» — подумала Оливия.

Девушка вздохнула и направилась в сад, за которым находилась комната Сплинтера. Тихо постучав, она произнесла:
— Учитель Сплинтер, можно войти?
— Входи, дочь моя, — раздался тихий голос в ответ, — Что беспокоит твой ум?
— Сэнсэй, я тут пришла… — девушка нерешительно потопталась на месте, не зная как лучше спросить у крыса то, то ей было нужно.
— Смелее, Оливия, — он пригласил девушку сесть за котацу*³. В коллекторе всегда было холодновато, и Донателло соорудил для своего отца стол с электрическим источником тепла под ним, — Скажи, что тебя так встревожило?
Девушка поклонилась и расположилась рядом со столом на подушке дзабутон*⁴ в позе сэйдза. Хотя ей очень хотелось выполнить сукхасану*⁵. Ливия знала, что в основном в доме Сплинтера царили японские традиции, он бы счел это агурой, что выглядело для него весьма неприлично*⁶.
— Понимаете, мне нужно узнать одну вещь… Вы помните, как выглядел Хамато Йоши?
— Время стерло очертания его образа, — задумчиво с нотками грусти произнес крыс.
— Может, посмотрите на фото, и оно вспомнится? — с надеждой спросила девушка, протягивая планшет, который все время крепко прижимала к себе, будто величайшую ценность.

Человек улыбался. Красиво улыбался. Складки вокруг рта образовывали дуги. Глаза добрые. Грубоватый, но мягкий голос…
— Сплинтер, вот съешь немного сыра, — рука заботливо отломила немалый кусочек сыра и просунула через прутья решетки. — Не бойся, тебя никто не тронет.
Сплинтер жался в угол клетки и боялся подойти. Точнее, когда крыс вбежал в щель двери квартиры, то у него еще не было имени. За ним гнался здоровенный рыжий котяра, который тут же устроил переполох в квартире человека. Конечно, у крысы не было ни знаний, ни способностей оценить, что Хамато Йоши был скромным, и в его квартире-студии царили уют и минимализм. Важно было только то, что спрятаться было негде. Как-то внезапно раздался душераздирающий мяв, и пойманный кот начал извиваться в руках человека. Так же быстро кот исчез за дверями.

Человек оказался добр. Хотя он посадил Сплинтера в клетку, дав ему имя, кормил его, но крыс продолжал бояться и попытался при возможности бежать. Человек был быстр и строго погрозил ему пальцем, хотя глаза все же улыбались.
Прошло время, и он понял что Хамато Йоши старался уберечь крысу от бед. Лишь потом он перестал убегать и спокойно перемещался по квартире…
Когда ночью было холодно, то он приходил к хозяину и жался к рукам. Когда мяуканье на улице пугало его, он прятался под уголок одеяла или забивался между подушками. А Хамато Йоши научился понимать своего любимца и не прогонял его…

Наваждение прошло, и Сплинтер обнаружил себя в своей комнате, смотрящим на расплывающееся фото своего хозяина и учителя. Его глаза непроизвольно наполнялись слезами.
— Да, это он, — коротко произнёс крыс, передавая планшет. И повернулся спиной, и махнул рукой, показывая, что разговор закончен.
— Спасибо, — Оливия забрала планшет, поклонилась и направилась к двери, — И… Я никому не скажу, — прошептала она.

Впервые увидев Сплинтера таким ранимым и расчувствовавшимся, девушка пришла в шок. Неужели фото вызвало такие болезненные воспоминания? Или это слезы сожаления, потому что воспоминания были хорошими? Для себя девушка решила, что парням не стоит вообще знать, что произошло в этот момент.

***
— Донни! — позвала Оливия, подходя ближе к компьютерной установке.
Тот, к кому обратились, повернулся к девушке, но, не глядя, попытался незаметно скрыть окна, с которыми работал. Странное, еле уловимое движение было замечено скорее из-за плохо скрываемого взгляда изобретателя. В глазах светился энтузиазм.
— Ты что-то хотела? — Дон попытался как можно спокойнее задать вопрос.
— Хоте-е-ела… — протянула девушка, — Ну-ка, Дон, показывай то, что прячешь. Не отпирайся, — она провела рукой по воздуху пресекая любые попытки оправдаться.
— Ладно, — сдался через несколько секунд умник. Он знал, что спорить с Олив было бесполезно, — Я тут…
И он развернул окна.
— Так ты начал поиски. Это хорошо. Но я хотела этим сама заняться, — ответила девушка на немой вопрос Донателло и добавила: — Потренироваться в навыках своей профессии.
— Мы тоже хотим узнать правду, Олив! — послышался голос сзади.
— Ладно. Можем работать сообща. Предлагаю еще кое-кого добавить в команду.
На вопросительные взгляды девушка лишь лукаво улыбнулась.

***
Эйприл О’Нил сидела за рабочим столом и смотрела в экран. Уже несколько дней у неё не было сюжета. Бернадетт Томпсон пока что строго посматривала в её сторону на общих собраниях, но молчала. Она задумалась, что отличным сюжетом могли стать её друзья и не кровные родственники — черепашки. Помечтав немного о том, какую славу она бы получила, О’Нил лишь вздохнула и встала, чтобы пойти за чашечкой кофе. Внезапно раздался звонок в её сумке. Тележурналистка бросилась к ней. Выудила новенький телефон с красивой гравировкой панциря черепахи на корпусе. Шутливо Майки назвал его чефон. Звучало коротко, красиво и по делу, а потому название прижилось.

— Алло, Эйприл? — раздался звонкий голос из динамика.
— Майки? Что случилось? — в голосе девушки прозвучали нотки беспокойства.
— А ну отдай! — кричал другой голос, который мог принадлежать только Оливии.
— А ты забери! — дальше последовал смех шутника. Он дразнил девушку. Потом раздались короткие звуки борьбы, обиженное восклицание Микеланджело и, видимо, телефон вернулся к хозяйке:
— Эйприл, что у тебя?
— У меня все по-старому. Ищу интересный сюжет.
— Я тебе его нашла!
— Неужели? — с сомнением спросила журналистка.
— Да. Давай встретимся и пойдем на обед в ту кафешку, что рядом с твоим каналом. Я все тебе расскажу, — голос Оливии выражал смесь возбуждения и беспокойства.
— Договорились.

***
— Привет еще раз, — сказала Оливия, подходя к столику Эйприл. Прости, чуть задержалась. Мы с Донни искали подтверждение нашей теории.
— Нашли? — участливо поинтересовалась О’Нил.
— Нет, — с нотками грусти ответила девушка.
— Выкладывай, что за сюжет такой взрывной у вас есть, — Эйприл предпочла сразу перейти к делу.

Оливия показала О’Нил все найденные материалы, параллельно рассказывая про историю сэнсэя Сплинтера. Журналистка с интересом листала страницы дела, связанного с убийством Хамато Йоши. Оказалось, что он был инструктором карате Киокушинкай. За ним не числилось никаких связей с бандами Нью-Йорка. Жил один, отношения с учениками были хорошими. Но однажды его убили.

— Ты его помнишь? — спросила Оливия.
— Если честно, то нет. Я о нем никогда не слышала, — помотала головой О’Нил.
— Странно все это.
— Какие подтверждения вы с Донни искали?
— Я предположила, что он мог иметь проблемы с конкурентами. Его могли убить из какой-то другой школы или клана…
— Оказалось, что нет?
— Верно. Никаких доказательств нет… — девушка замялась, обдумывая стоит ли ей продолжать.
— Не молчи. Что еще? — твердо спросила Эйприл. Ее тон выражал твердость, от которой Оливии захотелось рассказать.
— Майки ошивался рядом и ляпнул, что Хамато Йоши мог бороться с преступниками. А мы с Донни решили, чтобы утихомирить его, найти опровержение. Но не нашли, — она вздохнула. Лишь еще большие загадки.
О’Нил откинулась на спинку, давая Оливии понять, что хочет знать все.
— Хорошо, — еще раз вздохнула Оливия, — Смотри, — она выудила еще несколько распечаток из сканов газет, — Тут говорится про некоего Всевидящего, который спасал жителей, боролся с преступностью. Такой себе уличный супергерой. Как раз после убийства Хамато Йоши Всевидящий исчез.
— Ты думаешь, что Хамато Йоши и был Всевидящим?
— Это мы и пытались выяснить. Никаких явных и неявных подтверждений, кроме этого не существует…
Девушки замолчали что-то обдумывая.
— У меня есть план, — сказала О’Нил.
— Кейси, — перебила журналистку Оливия, на что Эйприл еле заметно сузила глаза. — Он может помочь.

***
Для девушек все было просто. Всего-то Оливии понадобилось позвонить Кейси и напроситься к нему на работу. Мужчину удивило такое положение вещей. С Лив они общались нередко, но она не проявляла желания пообщаться наедине.

Новоиспеченный детектив недоуменно уставился на телефон, который только что положил на стол. Ему ситуация показалась загадочной, и он пытался угадать, что именно нужно девушке. Вряд ли это что-то, связанное с его расследованиями, поскольку у него пока не было интересных дел, кроме мелких краж и пары разбоев в барах. Негусто, но все же мечта начала сбываться.
Кейси Джонсу пришлось пройти сложнейший тест и обойти девятнадцать конкурентов, которые, как и он сам, хотели стать детективами. В Академии проверяли на прочность не столько ум, сколько нервы тридцатилетнего кандидата. Эйприл, как могла, помогала ему. Джонс тогда понимал, что пока что не может предложить ей что-то стоящее. Но он давно понял, что влюблен в неё. Но почти что постоянное пребывание в Академии, кучи тестов и прочей ерунды не давали ему возможности действовать. С получением нового звания, причем весьма неплохого, он смог позволить себе снимать квартиру, которая была равно отдаленной от его Участка, где работал он, и от «Шестого канала», где работала Эйприл. Но тележурналистка не спешила переезжать к нему. Почему? Он до сих пор не мог понять.

***
— Привет! — махнула рукой Оливия, оказавшись в участке.
Джонс лишь кивнул головой.
— А у тебя хороший вкус.
От неожиданного голоса напарника Джонс чуть не подпрыгнул. Что с ним такое? Он прошел столько тестов, а тут его пугает обычное восклицание коллеги.
— О чем ты? — с непонимающим видом спросил Кейси.
— Одни рыжие красавицы к тебе наведываются, сердцеед ты наш, — продолжал подшучивать напарник.
— Норман, умолкни, — шикнул на него мужчина.
— Ладно-ладно, оставлю вас наедине, — скорчил рожицу Норман и ушел.

— Что это было? — спросила Оливия.
— Не знаю. Он любит подшучивать над коллегами.
— А! Ясно, — далее лицо девушки стало серьезным, — Итак, мне нужно чтобы ты мне помог. Дело касается одного полицейского.
— Шпионить за своими? Лив, ты издеваешься? — чуть округлил глаза Джонс. Он звал девушку так же, как и Рафаэль. Получалось короче других имен.
— Кейси, не бойся. Мне нужно встретиться с Гордоном Прэттом.
— С кем? — недоуменно спросил детектив.
— Гордон Прэтт, пятьдесят шесть лет, женат, ушел на пенсию в звании детектива. Я хочу знать, есть ли реальная возможность с ним увидеться.

С этими словами Ливия вытащила из сумки папку дела Хамато Йоши. Профессиональный взгляд Кейси тут же скользнул по страницам, выуживая самые важные детали дела.
На фото места преступления был изображен японец со странными отметинами в виде царапин от больших когтей. Казалось, что на человека напал какой-то тигр и поцарапал. В отчете патологоанатома значилось, что он умер от раны живота, нанесенной такими же когтями. Кроме зажатого в руке кусочка ткани улик не было обнаружено.

— Зачем тебе детектив, занимавшийся этим делом? Оно закрыто, — он шепотом добавил: — Спрашивать не буду, где ты это раздобыла.
— Хамато Йоши был знакомым отца Эйприл и хозяином Сплинтера.
Тут пазлы в голове у Джонса тоже сложились в нужную картину.
— Ты думаешь? — его взгляд сфокусировался на фото Хамато Йоши, и Оливия поняла, что он понял, в чем дело.
— Да. Я хочу узнать подробности, не вошедшие в эту папку. А еще меня беспокоит быстрое закрытие дела.
— Я помогу. Но ты и так все знаешь. Что от меня надо?
— Достань мне приглашение сюда, — с этими словами девушка протянула рекламный буклет. — Он должен быть там на этих выходных.

На этом они распрощались. К вечеру у Кейси уже был пригласительный билет на конференцию и празднество, посвященные какой-то ерунде. Единственное, что требовалось от Оливии — это нарядная одежда и хорошие манеры.

***
Жители логова непроизвольно обернулись на ритмичный стук каблуков об бетонный пол. Для свидания с Лео она ранее выбрала платье глубокого зелено-изумрудного цвета и его оттенков. Этот цвет безупречно подходил под новый рыжий оттенок волос. На этот раз Оливия старалась выглядеть чуть менее эффектно. Для этого она выбрала длинное вечернее платье темно-синего цвета с V-образным вырезом на спине, закрытыми передом и плечами. И с распорками до середины бедра, которые при ходьбе были не так заметны, но в случае непредвиденной ситуации передвигаться и драться в таком платье могло быть весьма удобно. Туфли и сумочка-клатч приглушенного кофейного оттенка отлично сочетались с нарядом.
Леонардо как раз заваривал свой любимый чай и всеми силами пытался скрыть изумление, когда повернулся в сторону цокающей каблуками красотки, выходящей из арки, где находился санузел. Донателло лишь коротко выглянул из-за мониторов и вернулся к своему занятию. Рафаэль на мгновение замер, а потом продолжил колотить свою бессмертную грушу, на которой уже места живого не было: она была в латках, которые уже давно заходили одна на другую. Микеланджело спикировал на пол на скейте и грациозно приземлился рядом с Оливией:
— Подбросить вас, красотка? — игриво спросил он.
— Не откажусь, — улыбнулась Оливия, подыгрывая шутнику, — Даже настаиваю, мистер…
— Мистер Ваше Сиятельство, — совсем обнаглевшим тоном сказал Майки.
— Скорее Мистер Не-Умру-от-Скромности, — пошутила девушка, и оба залились смехом. К ним присоединились тихий смешок Леонардо, гоготание Рафа и странное похрюкивание Донни, который пытался делать вид, что сильно занят.

Девушка обвела всех взглядом.
— Ребятки, буду дома поздно.
— Ты уверена, что тебя не надо прикрывать? — с беспокойством спросил лидер.
— Там будет много людей. Лучше Вам не идти туда.
— Вот именно поэтому тебе нужно прикрытие, — не унимался Леонардо.
— Я согласен с Лео, — сказал Раф. Он тоже считал, что в толпе куда легче украсть человека, чем может показаться.
— Я не хочу рисковать. Если что, то подам сигнал, — сказала девушка и повернулась к Майки: — Погнали.

Леонардо, не проронив ни слова, поставил чашку и направился к выходу.
— Нам идти с тобой? — спросил Донни, выглядывая со своего места. На его лице была полная растерянность.
— Да! — коротко ответил старший брат, — И ты, Раф.

***
Появление Оливии в зале, наполненном разномастной толпой, оказалось незамеченным. При всей её природной красоте и грации она мало выделялась на фоне других представительниц «слабого» пола. Ей так казалось. Либо же она упорно не замечала нескольких любопытных пар глаз. Девушка благополучно пропустила часть, где разные люди за кафедрой рассказывали разные вещи. Оливии все это было не интересно. Заметив в толпе нужного человека она тут же направилась к нему.

Гордон Прэтт был ростом чуть выше Оливии, но с учетом каблуков он оказался ниже. Бывший детектив был одет официально — в костюм, который отлично на нем сидел. Еще рассматривая фотографии Прэтта, Ливия сделала вывод, что мужчина в молодости был красив по меркам общества, хотя совершенно ей не нравился. Квадратное лицо, большие серовато-зеленые глаза, оформленные сеткой мелких морщинок, пропорциональный нос, большой рот, тонкие губы, высокий лоб. Из основ физиогномики Оливия могла понять, что перед ней дисциплинированный человек с лидерскими качествами, склонный к переживаниям, расчетливый, умеющий контролировать свои действия, хотя также имеющий неумеренные желания, при этом мужественный.
Такой человек вполне мог ей помочь.*⁷ Но что-то в нем её настораживало и даже отталкивало. С учетом характеристики из личного дела казалось странным, что Гордон Прэтт не довел расследование убийства Хамато Йоши до конца.

Ей очень было неуютно при таком большом количестве народа. Все делились на небольшие кучки, разговаривали, смеялись, пили напитки — веселились и праздновали.

— Мистер Гордон Прэтт? — неловко начала разговор девушка, привлекая внимание к себе.
— Да, — спокойно ответил мужчина, но, повернувшись и увидев Оливию, он продолжил говорить уже более задорно, будто хотел ей понравиться, — А вы кто?
— Лилли Дэй. Частный детектив, — она пожала руку мужчине.
— Чем могу быть полезен для столь очаровательной дамы?
— Скажите, почему вы закрыли дело почти двадцатилетней давности?
— О каком деле идет речь? — ошарашено спросил Гордон. Он ожидал, что девушка окажется какой-то журналисткой и будет задавать нелепые вопросы.
— О деле убийства инструктора карате, — а далее она назвала номер самого дела.
В этот момент лицо бывшего детектива посерело, а голос понизился.
— Не советую вообще соваться туда, — он повернулся с намерением уйти от Оливии подальше.
— Это угроза? — девушка схватила Прэтта за руку, а тот повернулся к ней лицом и сделал шаг ближе.
— Это предупреждение. Эти люди могут убить вас. Я не буду помогать вам. Я хочу дожить свою старость. Я хочу чтобы моя семья не пострадала, — на каждом «я» Гордон делал ударение. После этого он развернулся и буквально растаял в толпе, оставив девушку ошарашенно смотреть перед собой.

«Ах вот оно что! Редкие, дугообразные брови как внешняя покорность, но вместе с этим коварство и ненадежность — неплохая причина такого поведения…» — грустно пошутила девушка.

***
Оливия даже и не подумала, что человек может иметь родных и близких и бояться за их жизнь. Стоило ли обвинять Гордона Прэтта в чем-то? Он боялся. При всех возможных позитивных качествах он понимал, что не способен противостоять какой-то силе. И вот тут возникли другие вопросы. Кто мог так его напугать? Что за человек мог провернуть такое? Или это была организация?

Эти вопросы лишь омрачили и без того неудачный поворот расследования Оливии. Все-таки работать с цифрами в кодах куда проще. Они не боятся, не лгут, не маскируются, не угрожают, и не прячутся. Вздохнув, девушка направилась к барной стойке.
— Что вам, мисс? — спросил бармен без какого-либо выражения.
— Стакан воды, — коротко ответила Ливия, глядя куда-то в пустоту.
— Может, вы хотите чего-то покрепче? — раздался голос сбоку. Акцент был непривычный. Британский.
— Спасибо, я не пью алкоголь, — ответила Оливия, фокусируясь на собеседнике.

Незнакомец обладал интересной и необычной внешностью. Можно было подумать, что он и вовсе не землянин. Высокий. На удлинённом лице ярко выражались аристократические черты лица — миндалевидные серо-голубые глаза, густые чуть нависающие светлые брови, прямой нос, необычные по красоте губы интеллектуала — они соединялись в необычный букет. Как может человек одновременно быть похожим и на ангела и на демона?! *⁸ Стильно уложенные волосы, дорогой костюм и туфли — явно признак состоятельности. Мужчине было около сорока лет. Держался он легко и непринужденно, с легким налетом наглости. Он позволил себе окинуть взглядом собеседницу. Проницательный взгляд по-кошачьи сузившихся глаз, казалось, просканировал девушку насквозь. Это она заметила периферическим зрением и ощутила, казалось, каждой клеточкой кожи.
Итак — девушка подвела итог — англичанин, не бедный, явно умен, привыкший к восторженному вниманию со стороны женщин, но пренебрегающий ими. Он мог оказаться отличным собеседником, но Оливия не особо была предрасположена к разговору.

— Почему? — спросил мужчина, чуть наклонив голову в бок.
— По религиозным соображениям, — сухо ответила Оливия.
— Как любопытно, — глаза мужчины сузились. — Вы Лилли Дэй?
— Что простите? — удивилась Ливия, а потом кивнула, — Да.
Мужчина галантно взял девушку за руку поцеловал её.

«Старомоден. Воспитан. Или пытается произвести впечатление. Змей-искуситель». — промелькнуло в голове у Оливии. Она не была готова к такой ситуации. Неужели какой-то английский джентльмен будет интересоваться частными детективами Нью-Йорка? Возможно, он слышал, как Оливия общалась с Гордоном Прэттом. Но она бы заметила этого красавца. Нет! Она сделала лишь один вывод: либо он прочитал по губам с безопасного расстояния, либо Незнакомец выдает себя за кого-то другого. Ситуация могла быть весьма опасной.

— Натан Купер, — представился он, — Я знаю Вас. Вы молодой частный детектив.
— Откуда именно вы меня знаете? — Оливия сжалась внутри, но внешне пыталась демонстрировать спокойствие. Ей вся ситуация показалась очень неожиданной.
— Узкие круги коллег, — коротко ответил Купер, еле улыбаясь.
— Это странно.
— На самом деле нет. Вы танцуете? — и не дожидаясь ответа взял девушку за руку и пошел в сторону импровизированного танцпола в центре зала.

Натан Купер задал вопрос просто так. На самом деле он даже не давал собеседнице возможности выбирать. Да, искомая девушка оказалась в разы интересней, чем он предполагал. Теперь он хотел увидеть, что она из себя представляет, как выкрутится, как будет держать маску.

— Нет-нет-нет-нет…

Оливия сначала упиралась, пытаясь вырвать руку, но Натан Купер делал вид, что не замечает этого. Он продолжал задуманное, при этом умудрялся руку Ливии держать мягко и нежно. Одним ловким движением он развернул девушку лицом к себе.
Шаг, другой и третий у Оливии получились совершенно неловкими, но партнер сделал вид, что не заметил этого и продолжал вести.

Оливия любила танцевать. Но сейчас она растерялась. Особенно в момент, когда оголенной спины коснулась теплая рука Купера. По телу пробежала волна дрожи. Девушка смахнула наваждение, махнув головой. Сначала она походила на обмякшую куклу, которую Натан Купер таскал по танцполу, но внезапно в ней проснулся азарт. Почему это она должна ему уступать?! Ливия быстро собралась, её движения стали четкими. Купер и Оливия исполняли танец полностью импровизируя, и чем дальше они танцевали, тем сильнее у них работала интуиция. Их ноги переплетались между собой, выполняя умопомрачительные фигуры и рисуя на полу сложные узоры.
Тут же танцоры привлекли к себе взгляды окружающих, которые, повинуясь стадному инстинкту, образовали большой круг, предоставляя место Натану и Оливии. Кому не нравится зрелище? Ливия, заметив реакцию людей, решила пойти дальше. Оказываясь за спиной Купера, она нежно обхватывала его руками, а оказываясь лицом к нему она так же нежно скользила рукой по шее, груди и плечам. Купер тоже не был прост — он крепко держал свою партнершу, не позволяя себе ничего лишнего, но и выполнял все движения с выверенной точностью и без малейших ошибок.
Оба обладали отличной пластичностью. Сквозь костюм Оливия легко проверила насколько хорошо развиты мышцы рук и торса. Это явно говорило об отличной физической подготовке. Хотя одежда скрывала эти достоинства, но прикосновений было достаточно. Для Купера тоже стал понятным этот факт, но касательно Оливии, поскольку её движения отличались не только пластичностью, но и отличной растяжкой. Он четко ощутил твердость напряженных мышц пресса тогда, когда обхватил девушку спереди под грудью, поддерживая во время сложного трюка.

Для людей этот танец выглядел, как сдержанная и строгая игра вперемешку с безудержной неприкрытой страстью одновременно. Неудивительно, что Купер выбрал для своего «теста» именно танго. Только в нем можно совместить строгость и фривольность, выдержанность и страсть, нежность и агрессию.

И результат принес свои плоды. Перед ним была та самая девушка, которую он ожидал увидеть. Сильная, но скрытная. Чувственная, но сдержанная. Умная, но играющая дурочку. Как это можно было понять? За столько времени Натан научился видеть людей насквозь. Именно это позволяло верно анализировать клиентов и выполнять для них работу. Оливия, которая представилась как Лилли, не спешила раскрывать свои карты. И Натан это видел. За всей этой страстью, которую демонстрировала девушка было что-то другое. Будто она сама пыталась «сканировать» Купера. И ему это нравилось. Он еле заметно улыбался, от чего уголки губ опускались вниз, а глаза становились еще более похожими на кошачьи.
Оливия же предпочла делать вид, что полностью увлечена танцем.

Танцоры, ведя свою игру, не упускали из внимания окружения, музыку и ритм. Согнутая ножка Оливии устремилась вверх и проскользив по бедру Купера, замерла в высшей точке, которую позволяло достичь платье девушки. Финальные аккорды завершились красивым прогибом девушки назад и небольшим наклоном Натана.*⁹
Зал был взорван нарастающей волной аплодисментов. Ливия выполнила реверанс, не выходя из образа, а Купер поклонился.

После этого Оливия поспешила скрыться из зала, понимая, что новый знакомый не даст ей теперь уйти.

***
— О, чувак, у тебя появился конкурент, — засмеялся Майки глядя в бинокль, который он забрал у Донателло из рук, когда последний передавал его Леонардо.
— В смысле? Майки? — с этими словами лидер вытянул руку, развернув её открытой ладонью кверху. Микеланджело вздохнул и отдал ему оптический прибор, — Теперь понимаю, — проговорил он ровным тоном, но губы его сжались образовав тонкую линию.
— Хорошо ей там танцуется… Вот бы…

Рафаэль сбоку проворчал:
— Зачем нам надо было переться сюда? Видишь, ей там весело. Может пойдем домой? — он украдкой посмотрел на часы Дона.
Леонардо проигнорировал брата, а Донателло лишь покачал головой.

А ведь Раф до этого и сам был не прочь выйти на поверхность. У Дона возникло подозрение, но и он решил сохранять тишину и не отвлекаться. Тем временем он следил за происходящим в здании с помощью своего личного многофункционального оптического прибора, с которым не расставался. Когда танец закончился, он отметил, что Ливи спешит покинуть помещение, а следом за ней идет мужчина.
— Плохо дело. Он её не оставит.
— Тогда я её прикрою! — крикнул Майки, спрыгивая с крыши на площадку пожарной лестницы, на ходу активировав искривитель восприятия.
— Стой! — крикнул Леонардо, но было поздно. Привлекать внимание к себе он не мог, поэтому вместе с Рафом и Доном остался на крыше, наблюдая за происходящим.
_______________________________________
 — Сэйдза (яп. 正座, «правильное сидение») — поза сидения на коленях («по-японски»). Является традиционным японским способом сидения на полу (иногда с использованием подушек). Помимо чисто утилитарного значения поза сэйдза имеет зачастую и церемониальный смысл, во многом зависящий от общественного положения, возраста и пола сидящего. В сэйдза сидят следующим образом: голени ног лежат на полу, стопы и тыльные стороны пальцев ног развёрнуты кверху; бёдра покоятся на внутренних сторонах голеней, ягодицы — на пятках; большие пальцы ног либо соприкасаются друг с другом, либо слегка перекрывают друг друга (большой палец правой ноги над большим пальцем левой). Женщины держат колени вместе, мужчины обычно немного разводят их в стороны для устойчивости, сообразно с ростом и весом. Кисти рук, чуть развёрнутые пальцами друг к другу, лежат сверху на бёдрах ладонями вниз. Локти чуть отодвинуты от корпуса. Спина должна быть прямой, но без неестественной жёсткости.
 — как прототип взята внешность Хироюки Санада —
Хироюки Санада
 — Котацу (яп. 炬燵) — традиционный японский предмет мебели, низкий деревянный каркас стола, накрытый японским матрацем футоном или тяжёлым одеялом, на который сверху положена столешница. Под одеялом располагается источник тепла, часто встроенный в стол. Котацу распространён практически только в Японии.
*⁴ — Дзабутон (яп. 座布団) — японская плоская подушка для сидения. Обычно используется для сидения на полу, но его также используют, когда сидят на стуле. Имеет квадратную форму с длиной стороны 50-70 см и толщиной в несколько сантиметров. Дзабутон набивают растительным пухом или хлопчатобумажным ватином. Подушки могут иметь деревянную спинку для удобства. Для сидения на дзабутоне есть две позы — «сэйдза» (человек сидит на пятках, выпрямив корпус) и «агура» (человек сидит, скрестив перед собой ноги).
*⁵ — Сукхасана («удобная поза», «поза портного», «сидеть по-турецки» «Сукха» с санскрита — счастье, удовольствие, комфорт) — асана в йоге. Поза используется при выполнении дыхательных упражнений, концентрации внимания и медитации. Техника выполнения: согнуть левую ногу внутрь, прижать стопу к внутренней поверхности правого бедра, ближе к паху; согнуть правую ногу и положить её параллельно левой; колени широко раздвинуты и лежат на коврике.
*⁶ — Агура (яп. 胡坐, «иностранная поза» или «по-турецки») — сидение в позе со скрещенными ногами неформальным и неприемлемым в некоторых ситуациях. Однако иногда так сидеть разрешается, особенно тем, для кого поза сэйдза трудна. Например, пожилым людям или иностранцам. Но даже в таких случаях поза со скрещенными ногами считается неприличной для женщин.
*⁷ — как прототип взята внешность Майкла Дугласа —
Майкл Дуглас
*⁸ — внешность таинственному человеку/наемнику/агенту подарил Бенедикт Камбербэтч —
Бенедикт Камбербэтч Бенедикт Камбербэтч.
*⁹ — я вдохновлялась танго из многих видео,

например:


и

танго Шепард и Гарруса

▲ Содержание

0


Вы здесь » Ролевая игра "Аркания" » Творчество игроков » Воспоминания: вторая глава‡Продолжение фанфика "Воспоминания".